Буйные есть: Буйные есть? — ГЛАВНАЯ

Содержание

Буйные есть! Илья Маликов о суперэндуро в Вельяминово (видео прилагается)

Зрелищно, захватывающе, живо. Сегодняшний вечер в Вельяминово удался на 100 процентов. Класс экстрим порадовал яркой и техничной борьбой, в которой бронзовым призером стал Илья Маликов из HardenduroRu.

МОТОГОНКИ.РУ, 16 сентября 2018

Старт первого заезда Extreme: Илья Маликов №112 — второй за Дмитрием Паршиным

Мотогонки.ру: Илья, с подиумом! Ты боролся за серебро, но гонки есть гонки… как складывались заезды?

Илья Маликов: Первый прошел неплохо — финишировал вторым. Я ехал вторым за Митей Паршиным, потом нас обогнал Леонов. Чувствовал, что Митя едет все медленнее, но когда скорость примерно одинаковая, обогнать сложно. На последнем круге он взял большой радиус в камнях, где был большой затор, и я его обогнал.

Илья Маликов успешно минует большой затор в первом заезде

Следующий старт похуже: по жеребьевке я стартовал со второй линии. На старте меня чуть не сносят, во втором повороте обгоняю завалившегося Митю. Долгое время еду третьим за Данилой Мироновым и понимаю, что по очкам я все равно второй. Потом обогнал Данилу, и догоняю кругового, но Сергей Серин из «Канибалов» не пропускает, режет траектории, хоть я и догнал его на круг. Меня нагоняет Давид, и в самый ответственный момент, когда мы с Давидом пытаемся обогнать Серина и в камнях мы обходим его с двух сторон, он падает и заваливает меня. Я заваливаюсь на камнях, не могу заехать и меня обходят три человека и я становлюсь пятым. Нагнать уже нереально.

Илья Маликов: …это гонка и каждый вправе кидать мотоцикл туда, куда хочет…


По результатам получилось третье место. С одной стороны, обидно, что не второй, а с другой — это гонка и каждый вправе кидать мотоцикл туда, куда хочет…

Илья Маликов на ночной гонке Буйные есть?

Мотогонки.ру: По сравнению с классом экстрим любительскому классу трасса давалась на порядок сложнее. Что можно было бы им улучшить в технике?

Илья Маликов: Любителей надо тренировать. Есть много моментов, например, они едут и все время ногой подталкивают себя. Скажу так, до последнего держи ноги на подножках и тогда у тебя будет больше сил, больше скорость и стабильность. А то как только препятствие, сразу на задницу и ногами перебирают…

Большой завал на камнях, в который встрял Митя Паршин

Мотогонки.ру: Тебе понравилась трасса?

Илья Маликов: Трасса интересная и сбалансированная. Знаю, что ее помогал строить Давид Леонов. Видимо, участие в чемпионате Мира по суперэндуро, дало ему представление, какой должна быть трасса, и спасибо ему за это. Более рельефные препятствия, более разнообразные. В общем, есть над чем поработать, круто. Суперсложных препятствий не было, кроме затычного места после камней на покрышки, там нельзя было останавливаться. Если остановился, это становилось тяжелым испытанием.

Абсолютный лидер обоих заездов Буйных — Давид Леонов

Очень жалко, что в классе экстрим было всего 14 гонщиков. Возможно, из-за того, что много гонок в один день. А увидеть своих товарищей и побороться с ними всегда приятно!

Смотрим свежее видео от Ильи Маликова с этапа суперэндуро «БуйныеЕсть?», прошедшего 15 сентября в Вельяминово:

«Есть и «буйные». Зарисовки из жизни семьи, где воспитали более 80 детей

https://ria.ru/20200825/mnogodetnye-1576251069.html

«Есть и «буйные». Зарисовки из жизни семьи, где воспитали более 80 детей

«Есть и «буйные». Зарисовки из жизни семьи, где воспитали более 80 детей — РИА Новости, 28.08.2020

«Есть и «буйные». Зарисовки из жизни семьи, где воспитали более 80 детей

В небольшом поселке Рассвет Ростовской области живет самая большая приемная семья России. Началось все еще в семидесятые: соседка попросила Сорокиных посмотреть РИА Новости, 28.08.2020

2020-08-25T08:00

2020-08-25T08:00

2020-08-28T16:56

пенсионеры

многодетные семьи

квартира

дети

семья

подростки

общество

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21. img.ria.ru/images/07e4/08/15/1576095986_0:249:864:735_1920x0_80_0_0_c61e689e0d242ad689e56d159490a652.jpg

МОСКВА, 25 авг — РИА Новости, Мария Марикян. В небольшом поселке Рассвет Ростовской области живет самая большая приемная семья России. Началось все еще в семидесятые: соседка попросила Сорокиных посмотреть за дочкой и пропала. А после супруги начали брать на воспитание сирот, детей с проблемами в развитии, трудных подростков. Всего Татьяна и Михаил вырастили 82 ребенка, единокровные из них — только двое. Семь лет назад главы семьи не стало, и теперь многодетная мать справляется в одиночку.Нюансы бытаДом 69-летней Татьяны Сорокиной всегда полон: «Сейчас у меня несовершеннолетних — пятнадцать человек. Остальные — взрослые. Каждое утро расставляю 23 кружки для чая». Все измеряется кастрюлями, мешками, ящиками. «За хлебом, к примеру, ездим каждый день в гипермаркет. Покупаем по четырнадцать буханок. В поселке столько не возьмешь за раз, даже если все магазины в округе обойдешь. Решаем на совете, чем завтракать, обедать и ужинать. Готовим вместе. Если картошка — каждый берет по пять штук и чистит».Живут в трехэтажном частном доме площадью 280 квадратных метров. «Что касается уборки, за всеми закреплены свои участки. Раньше места было значительно меньше. С годами разрослись: пристраивали что-то постоянно — от зарплаты до зарплаты», — рассказывает Сорокина.»Взяли всех»Стать приемной семьей не планировали. «Как-то случайно вышло. Мы с Мишей поженились в 1969-м в Махачкале. Через год родилась дочь, еще через четыре — сын Вася. Болел сильно с детства, присвоили первую группу инвалидности. По словам врачей, дело в генетике. Рожать больше не решились», — вспоминает Татьяна.В 1974-м перебрались в Цимлянск. «Там и появился первый приемный ребенок. Ютились в общежитии, соседка попросила присмотреть за годовалой дочкой. Вернулась аж через пять лет и сдала девочку в детдом. Мы, конечно, ее удочерили».Потом Сорокины переехали в поселок Рассвет Ростовской области, работали в сфере ЖКХ. «Ждали очереди на квартиру. Захотели с Мишей ребенка из приюта. Пришли, а там предложили двух мальчишек — оба с заячьей губой. Мы о такой напасти и не слышали раньше, начали выяснять, лечится ли. Медики заверили: все поправимо. Так и забрали обоих. Заведующая нас еще долго вспоминала — от них ведь все отказывались».Очередное пополнение в семье произошло после землетрясения в армянском Спитаке в 1988 году. «Отправили телеграмму, что готовы принять детей, но ответа не дождались. Сотрудница одного из фондов объяснила: армяне сами пристраивают сирот, передавать сюда никого не станут. «У нас у самих столько брошенных, можем вам подыскать», — сказала она тогда. И через какое-то время подготовила список детдомовцев из Таганрога. Надо было выбрать нескольких. Смотрели-смотрели на список — и взяли в итоге всех…»»Как откажешь?»В 1989-м Сорокины переселились в частный дом, где живут и сейчас. «На тот момент у нас с Мишей было 23 ребенка, ждали с нетерпением, когда справим новоселье, — вспоминает Татьяна. — Как сейчас помню: детки-горошинки на саночках помогают перевозить вещи из пятиэтажки. Это случилось под Рождество — такое счастье для всех!»С годами семья только разрасталось, супругам было все сложнее совмещать работу и воспитание. Самый тяжелое время — девяностые. «Дети нас сами как-то находили. В 1990-м приехал парень, сказал, что из Пскова и останется у нас. Оказалось, в детдоме ему купили билет и отправили сюда. Как тут откажешь? А через год на пороге нарисовались еще шестеро из того же приюта. Мы, конечно, получали пособия на детей, но не на всех. Тех, кто пришел сам, поднимали своими силами».Дети, внуки, правнукиДети прибивались к ним даже там, где Сорокины и не ожидали. «Как-то поехали на пару недель в санаторий. Вышли прогуляться к стадиону. Видим, за нами наблюдают девочка и два мальчика. Как нам рассказала сопровождающая из комиссии по делам несовершеннолетних, в семье у них трагедия: мать посадили за убийство отца. Детей на время разбирательств отправили в больницу. Мы стали присматривать за ними. И так они сдружились с нашими, что не хотели расставаться. Выезжаем домой из санатория, а один из братьев бросается к машине, чуть под колеса не угодил. Его сестра плачет, просится ко мне на руки. А третий тихо в сторонке стоит. Вот что делать? Забрали, конечно».Татьяна и Михаил воспитали более восьмидесяти детей. «Двое — родные. Двух девочек удочерили, четырех мальчишек усыновили. Остальные — просто под нашим присмотром. Не так давно решила посчитать, сколько у меня внуков. Выяснилось, пятьдесят четыре! И правнуки уже есть — десять».Общий язык со всеми найти непросто, но Татьяне удается. «Живем спокойно, без ссор. Есть, конечно, «буйные» среди воспитанников. Один, например, во дворе подрался с парнем — тот назвал его «мразью детдомовской». Дал сдачи, но силу не рассчитал. Сразу на учет поставили. Есть мальчики, которые отсидели уже после того, как ушли от нас: один за угон, другой — за кражу. Оба — взрослые мужчины за тридцать. Теперь снова со мной: куда им податься после тюрьмы?»За каждого она переживает как за родного: «У меня ведь и инвалиды, и с умственной отсталостью на попечении. Им сложно самостоятельно семьи строить. Я на все пойду, лишь бы они счастливы были. Роль свахи даже примерила на себя — неоднократно. Все, кого свела со второй половинкой, не жалуются. Некоторые уже больше двадцати лет вместе. В этом плане мы с Мишей хороший пример для детей: 44 года бок о бок».В 2013-м главы семьи не стало. «Когда его хоронили, народу было… Все наши собрались, ребята гроб на руках несли. Пережили тяжело. Некоторые несовершеннолетние вообще подумали, что теперь я верну их обратно в приют».Сыновья и дочери, которые уже давно отделились, не забывают приемную мать, часто ее навещают. «Горжусь всеми. Девчонки — красавицы и умницы, стройные и высокие — березки! Мальчишки — сильные, здоровые — моя опора».»Молодая мама»Бюджет Сорокиных — около 100 тысяч в месяц. «Это моя пенсия и «зарплата» по уходу за детьми», — уточняет Татьяна. Половина денег уходит на еду и одежду, внушительная часть — на «коммуналку» и прочие бытовые расходы. Прилично бьют по карману и сезонные траты, например сборы в школу. Но получается откладывать и на отдых: сейчас семья собирается в Анапу. Говоря об отпуске, Татьяна вспоминает о своей проблеме. «Нам администрация в 2012-м подарила, как многодетной семье, автобус. Позже поменяли его на более вместительный. В 2015-м авария — остались ни с чем. Если что-то срочное, вожу детей на легковушке. Нам хотя бы хороший десятиместный — на море планируем, а до вокзала добраться не на чем».Когда семья вернется из отпуска, их ждет очередное пополнение: Татьяна берет из детского дома девочку с синдромом Дауна. Остановится ли на этом — пока сама не уверена. «Какая из меня пенсионерка? Я молодая мама! Сил полно», — смеется Сорокина.И призывает всех, у кого есть возможность, осчастливить детей, которые не знают, что такое родительский дом.

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/08/15/1576095986_0:195:864:843_1920x0_80_0_0_e07bb5ca5be6cd057c8b96a3eea34530.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

пенсионеры, многодетные семьи, квартира, дети, семья, подростки, общество

МОСКВА, 25 авг — РИА Новости, Мария Марикян. В небольшом поселке Рассвет Ростовской области живет самая большая приемная семья России. Началось все еще в семидесятые: соседка попросила Сорокиных посмотреть за дочкой и пропала. А после супруги начали брать на воспитание сирот, детей с проблемами в развитии, трудных подростков. Всего Татьяна и Михаил вырастили 82 ребенка, единокровные из них — только двое. Семь лет назад главы семьи не стало, и теперь многодетная мать справляется в одиночку.

Нюансы быта

Дом 69-летней Татьяны Сорокиной всегда полон: «Сейчас у меня несовершеннолетних — пятнадцать человек. Остальные — взрослые. Каждое утро расставляю 23 кружки для чая». Все измеряется кастрюлями, мешками, ящиками. «За хлебом, к примеру, ездим каждый день в гипермаркет. Покупаем по четырнадцать буханок. В поселке столько не возьмешь за раз, даже если все магазины в округе обойдешь. Решаем на совете, чем завтракать, обедать и ужинать. Готовим вместе. Если картошка — каждый берет по пять штук и чистит».

Живут в трехэтажном частном доме площадью 280 квадратных метров. «Что касается уборки, за всеми закреплены свои участки. Раньше места было значительно меньше. С годами разрослись: пристраивали что-то постоянно — от зарплаты до зарплаты», — рассказывает Сорокина.

«Взяли всех»

Стать приемной семьей не планировали. «Как-то случайно вышло. Мы с Мишей поженились в 1969-м в Махачкале. Через год родилась дочь, еще через четыре — сын Вася. Болел сильно с детства, присвоили первую группу инвалидности. По словам врачей, дело в генетике. Рожать больше не решились», — вспоминает Татьяна.

В 1974-м перебрались в Цимлянск. «Там и появился первый приемный ребенок. Ютились в общежитии, соседка попросила присмотреть за годовалой дочкой. Вернулась аж через пять лет и сдала девочку в детдом. Мы, конечно, ее удочерили».

Потом Сорокины переехали в поселок Рассвет Ростовской области, работали в сфере ЖКХ.

«Ждали очереди на квартиру. Захотели с Мишей ребенка из приюта. Пришли, а там предложили двух мальчишек — оба с заячьей губой. Мы о такой напасти и не слышали раньше, начали выяснять, лечится ли. Медики заверили: все поправимо. Так и забрали обоих. Заведующая нас еще долго вспоминала — от них ведь все отказывались».

Очередное пополнение в семье произошло после землетрясения в армянском Спитаке в 1988 году. «Отправили телеграмму, что готовы принять детей, но ответа не дождались. Сотрудница одного из фондов объяснила: армяне сами пристраивают сирот, передавать сюда никого не станут. «У нас у самих столько брошенных, можем вам подыскать», — сказала она тогда. И через какое-то время подготовила список детдомовцев из Таганрога. Надо было выбрать нескольких. Смотрели-смотрели на список — и взяли в итоге всех…»

«Как откажешь?»

В 1989-м Сорокины переселились в частный дом, где живут и сейчас. «На тот момент у нас с Мишей было 23 ребенка, ждали с нетерпением, когда справим новоселье, — вспоминает Татьяна. — Как сейчас помню: детки-горошинки на саночках помогают перевозить вещи из пятиэтажки. Это случилось под Рождество — такое счастье для всех!»

С годами семья только разрасталось, супругам было все сложнее совмещать работу и воспитание. Самый тяжелое время — девяностые. «Дети нас сами как-то находили. В 1990-м приехал парень, сказал, что из Пскова и останется у нас. Оказалось, в детдоме ему купили билет и отправили сюда. Как тут откажешь? А через год на пороге нарисовались еще шестеро из того же приюта. Мы, конечно, получали пособия на детей, но не на всех. Тех, кто пришел сам, поднимали своими силами».

Дети, внуки, правнуки

Дети прибивались к ним даже там, где Сорокины и не ожидали. «Как-то поехали на пару недель в санаторий. Вышли прогуляться к стадиону. Видим, за нами наблюдают девочка и два мальчика. Как нам рассказала сопровождающая из комиссии по делам несовершеннолетних, в семье у них трагедия: мать посадили за убийство отца. Детей на время разбирательств отправили в больницу. Мы стали присматривать за ними. И так они сдружились с нашими, что не хотели расставаться. Выезжаем домой из санатория, а один из братьев бросается к машине, чуть под колеса не угодил. Его сестра плачет, просится ко мне на руки. А третий тихо в сторонке стоит. Вот что делать? Забрали, конечно».

Татьяна и Михаил воспитали более восьмидесяти детей. «Двое — родные. Двух девочек удочерили, четырех мальчишек усыновили. Остальные — просто под нашим присмотром. Не так давно решила посчитать, сколько у меня внуков. Выяснилось, пятьдесят четыре! И правнуки уже есть — десять».

Общий язык со всеми найти непросто, но Татьяне удается. «Живем спокойно, без ссор. Есть, конечно, «буйные» среди воспитанников. Один, например, во дворе подрался с парнем — тот назвал его «мразью детдомовской». Дал сдачи, но силу не рассчитал. Сразу на учет поставили. Есть мальчики, которые отсидели уже после того, как ушли от нас: один за угон, другой — за кражу. Оба — взрослые мужчины за тридцать. Теперь снова со мной: куда им податься после тюрьмы?»

За каждого она переживает как за родного: «У меня ведь и инвалиды, и с умственной отсталостью на попечении. Им сложно самостоятельно семьи строить. Я на все пойду, лишь бы они счастливы были. Роль свахи даже примерила на себя — неоднократно. Все, кого свела со второй половинкой, не жалуются. Некоторые уже больше двадцати лет вместе. В этом плане мы с Мишей хороший пример для детей: 44 года бок о бок».

В 2013-м главы семьи не стало. «Когда его хоронили, народу было… Все наши собрались, ребята гроб на руках несли. Пережили тяжело. Некоторые несовершеннолетние вообще подумали, что теперь я верну их обратно в приют».

Сыновья и дочери, которые уже давно отделились, не забывают приемную мать, часто ее навещают. «Горжусь всеми. Девчонки — красавицы и умницы, стройные и высокие — березки! Мальчишки — сильные, здоровые — моя опора».

«Молодая мама»

Бюджет Сорокиных — около 100 тысяч в месяц. «Это моя пенсия и «зарплата» по уходу за детьми», — уточняет Татьяна. Половина денег уходит на еду и одежду, внушительная часть — на «коммуналку» и прочие бытовые расходы. Прилично бьют по карману и сезонные траты, например сборы в школу. Но получается откладывать и на отдых: сейчас семья собирается в Анапу.

Говоря об отпуске, Татьяна вспоминает о своей проблеме.

«Нам администрация в 2012-м подарила, как многодетной семье, автобус. Позже поменяли его на более вместительный. В 2015-м авария — остались ни с чем. Если что-то срочное, вожу детей на легковушке. Нам хотя бы хороший десятиместный — на море планируем, а до вокзала добраться не на чем».

Когда семья вернется из отпуска, их ждет очередное пополнение: Татьяна берет из детского дома девочку с синдромом Дауна. Остановится ли на этом — пока сама не уверена. «Какая из меня пенсионерка? Я молодая мама! Сил полно», — смеется Сорокина.

И призывает всех, у кого есть возможность, осчастливить детей, которые не знают, что такое родительский дом.

Буйные есть?! — Идея была хороша… — LiveJournal

В этом году, я вновь посетил самое яркое событие мотосезона! 2-3 мая, под Калугой, прошел первый этап Чемпионата России по эндурокроссу. Но самое главное, что притягивает сюда райдеров со всей страны, так это препятствия в каменистом карьере, с узкими проездами, отвесными подьемами и затяжными спусками! Не побоюсь этих слов — здесь собираются самые БУЙНЫЕ!

Фото 1. Здесь царит по-настоящему мужская атмосфера 🙂

Фото 2. Утром 2 мая, на площадке царила теплая летняя погода.

Фото 3. Началась тренировка на специально подготовленном стадионе

Фото 4. Одно из препятствий — «бревна» и ещё совсем молодые почки на деревьях…

Фото 5.

Фото 6. После не большой тренировки, начался брифинг участников, и небо начало затягивать….

Фото 7. Рельефные девочки со старта

Фото 8. «Прямая» с квалификации

Фото 9. Не смотря на дождь и непогоду, зрителей пришло много!

Фото 10. Поцелуй приземления

Фото 11. «Камни на подъеме» — пожалуй самое сложное препятствие на «эндуро стадионе».

Фото 12. Но никто не унывал!

Фото 13. Самый грязный яркий представитель Буйных!

Фото 14. Изученный крюк из камней, уже мало кого останавливал.

Фото 15. Немного приврал конечно же)

Фото 16.

Фото 17.

Фото 18. Райдеры устроили флэшмоб на подъёме

Фото 19. На подиуме в категории «Open», оказались сильнейшие:
1. Давид Леонов
2. Дмитрий Паршин
3. Лужин Александр

Фото 20. Сразу после первого подиума, организаторы обьявили о следующем соревновании — «Подьем на холм».
Данная «горка», практически не вызвала трудностей у райдеров. Почти все добрались до верха.

Фото 21. Заключительный заезд за 1 место.

Фото 22. А это уже второй день соревнований. Как видите, погода преподнесла «хороший» хардэндурный сюрприз.

Фото 23. Предстартовое

Фото 24. Старт фотографируют по-разному

Фото 25. «78» является одним из лидеров соревнований

Фото 26. Если готов, подними правую руку.
После взмаха флага, райдер должен завести мотоцикл…

Фото 27. и стартовать!
Holeshot от Дмитрия Паршина

Фото 28. После прохождения «эндуро стадиона», райдеры отправляются на большой круг в заброшенный карьер.
Вчера, эти перпендикулярные бревна «не работали», и сегодня для некоторых это стало серьезной преградой!

Фото 29. После съёмки старта, я отправился на отрезок с камнями.
Это одно из самых красивых и серьезных препятствий на трассе.

Фото 30.

Фото 31. Поиграл с выдержками. 1/250 слишком короткая, чтобы передать движение.

Фото 32. а вот 1/160, уже хорошо передает динамику

Фото 33.

Фото 34.

Фото 35. Где-то вдалеке, райдер борется с подьемом

Фото 36. Я решил отправиться на следующую точку съёмки.
И пока шел вдоль трассы, вылавливал райдеров.

Фото 37. Как и в прошлом году, самым зрелищным препятствием на трассе стал подьем на гору.

Фото 38. Только вот, погода в этом году была другая. Всё усложнила.

Фото 39. Кто как мог

Фото 40. Дмитрий Паршин, победитель прошлогоднего этапа, тоже умеет работать на камеру 🙂

Фото 41. Видно, нашел другого фотографа, с другой стороны )))

Фото 42. Портрет одного из залезающих на гору

Фото 43. Никто не сдавался

Фото 44. И все искали наиболее легкий путь к восхождению

Фото 45.

Фото 46.

Фото 47. Ну а лидеры, наматывали круги

Фото 48. Чистка колес, перед очередным восхождением

Фото 49. Традиционное швыряние мотоцикла на верхушку горы

Фото 50. Ну а я отправился дальше, вдоль трассы.

Фото 51. Номер «65» не торопился, и поэтапно преодолевал участки трассы.

Фото 52. Преодолевал так, что я успевал менять точки съёмки.
Играл на камеру?! Получай фотки! )

Фото 53. Серега Пряхин, на последних подьемах

Фото 54. Из последних сил…

Фото 55. Обычный мотоцикл после гонки «HardEnduro»

Фото 56. Завсегдатай соревнований и мой друг — Серёга Пряхин

Фото 57. Подиум победителей в классе «HardEnduro»
1. Дмитрий Паршин
2. Давид Леонов
3. Олег Бибиков

Фото 58. Как-нибудь увидимся! 🙂

Хочу выразить благодарность организаторам за качественное мероприятие, в частности за позитивную музыку, за хорошего и толкового ведущего! Так же, отдельное спасибо, за новую дисциплину — «подьем на холм», но как мне кажется, холм выбрали слишком легкий :))

2-fc.com ::Москва»МОТОСПОРТ МОСКВА»МОТОКРОСС МОСКВА»2019.МОСКВА»2019.06 07 Мотопарк Вельяминово этап Буйные есть .фото Aleks Surof


Цель проекта — объединить людей разных эпох с яркими интересами в единую сеть.

Мы зовём всех энтузиастов создать медиапространство!

Внесите свой вклад


В новости текущих спортивных
событий в формате репортажа


В сохранение памяти о любительском и
профессиональном спорте вашего города или клуба


Независимо от того занимались ли вы спортом, завоёвывали награды на уровне
первенства области, города или страны, или любитель попавший в середину пелетона,
либо просто проявляете интерес к спортивным событиям и репортажам.


Создавая проект 2-fc, в первую очередь хотелось объединить различные разрозненные знания, материалы, информацию из мира спорта.


Каждый из вас может принять участие в развитии национального фотоархива! Для этого необходимо зарегистрироваться на нашем сайте, после чего вы сможете выкладывать фотографии из личных архивов, составлять собственные тематические выставки и делиться ими с окружающими. Присоединяйтесь.


Ведь важна любая тематическая фотография, вместе мы воссоздадим историю!

Буйные есть? 2011: moto_ru — LiveJournal

В субботу, 5 февраля 2011 года, в деревне Криуша Калужской области состоялась необычная зимняя мотогонка — эндуро-кросс «Буйные есть?». Необычная зимняя трасса с элементами мотокросса, эндуро и триала, которая по плечу далеко не всем. Старты проходили в нескольких классах- «Мото»,» Мотоциклы с колясками»,» Квадроциклы»  и «Ночная мото». 
Добирались до места небольшой веселой компанией,слегка заблудились в Калуге, но к первым стартам успели. Первыми стартовали мотоциклы с колясками, участников было около 10, местами было интересно смотреть. После колясочников началось самое интересное- первая гонка в классе открытый Мото! И вот это было действо! В мото старт был по схеме спринт Ле-Ман, когда мотики заглушенные стоят на стартовой линии а гонщики стоят метрах в 30 от них и потом несутся к ним заводить.  

1. Гонщиков начинаю выпускать на трассу

2.

3.

4.

5. Гонщики начинают выстраивать мотоциклы на стартовой площадке

6.

7.

8. Последние минуты перед стартом

9.

10.

11.Гонщики выстроились перед забегом

12. Мотоциклы тоже ждут

13.Сигнал, и понеслось)

14. Заводятся

15.

16. Стартанули

17. И началась рубка

18. Заснеженная трасса быстро превращается в кашу

19. 

20.

21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28. Временами напоминало соревнования по подъему на холм

29. Те,кто справился с холмами продолжали гонку

30.

31.

32. а на подъеме продолжаются завалы

33.

34.

35.

36.Некоторые въезжают на подъем в свече

37.А некоторые выполняют красивые кульбиты

38.

39.

40.Передышка

41.

42.

43.

44.Передышка между стартами

45.И новая гонка

46.

47.

48.

49.

50.

51.Неоднократно приходилось чистить оптику))

52.

Заезды квадриков, колясочников тоже были интересными, но об этом в другой раз.  
Вообще организация мероприятия была несколько сумбурной, но в общем все понравилось. Необычная трасса, масса знакомых. Надо в следующий раз ехать обязательно!

«Есть и «буйные». Зарисовки из жизни семьи, где воспитали более 80 детей

Краткое содержание:

© Фото из личного архива Татьяны Сорокиной

МОСКВА, 25 авг — РИА Новости, Мария Марикян. В небольшом поселке Рассвет Ростовской области живет самая большая приемная семья России. Началось все еще в семидесятые: соседка попросила Сорокиных посмотреть за дочкой и пропала. А после супруги начали брать на воспитание сирот, детей с проблемами в развитии, трудных подростков. Всего Татьяна и Михаил вырастили 82 ребенка, единокровные из них — только двое. Семь лет назад главы семьи не стало, и теперь многодетная мать справляется в одиночку.

Нюансы быта

Дом 69-летней Татьяны Сорокиной всегда полон: «Сейчас у меня несовершеннолетних — пятнадцать человек. Остальные — взрослые. Каждое утро расставляю 23 кружки для чая». Все измеряется кастрюлями, мешками, ящиками. «За хлебом, к примеру, ездим каждый день в гипермаркет. Покупаем по четырнадцать буханок. В поселке столько не возьмешь за раз, даже если все магазины в округе обойдешь. Решаем на совете, чем завтракать, обедать и ужинать. Готовим вместе. Если картошка — каждый берет по пять штук и чистит».

Живут в трехэтажном частном доме площадью 280 квадратных метров. «Что касается уборки, за всеми закреплены свои участки. Раньше места было значительно меньше. С годами разрослись: пристраивали что-то постоянно — от зарплаты до зарплаты», — рассказывает Сорокина.

© Фото из личного архива Татьяны Сорокиной

Вход в дом Сорокиных

«Взяли всех»

Стать приемной семьей не планировали. «Как-то случайно вышло. Мы с Мишей поженились в 1969-м в Махачкале. Через год родилась дочь, еще через четыре — сын Вася. Болел сильно с детства, присвоили первую группу инвалидности. По словам врачей, дело в генетике. Рожать больше не решились», — вспоминает Татьяна.

В 1974-м перебрались в Цимлянск. «Там и появился первый приемный ребенок. Ютились в общежитии, соседка попросила присмотреть за годовалой дочкой. Вернулась аж через пять лет и сдала девочку в детдом. Мы, конечно, ее удочерили».

Потом Сорокины переехали в поселок Рассвет Ростовской области, работали в сфере ЖКХ.

«Ждали очереди на квартиру. Захотели с Мишей ребенка из приюта. Пришли, а там предложили двух мальчишек — оба с заячьей губой. Мы о такой напасти и не слышали раньше, начали выяснять, лечится ли. Медики заверили: все поправимо. Так и забрали обоих.

Заведующая нас еще долго вспоминала — от них ведь все отказывались».

Очередное пополнение в семье произошло после землетрясения в армянском Спитаке в 1988 году. «Отправили телеграмму, что готовы принять детей, но ответа не дождались. Сотрудница одного из фондов объяснила: армяне сами пристраивают сирот, передавать сюда никого не станут. «У нас у самих столько брошенных, можем вам подыскать», — сказала она тогда. И через какое-то время подготовила список детдомовцев из Таганрога. Надо было выбрать нескольких. Смотрели-смотрели на список — и взяли в итоге всех…»

© Фото из личного архива Татьяны Сорокиной

Детская комната

«Как откажешь?»

В 1989-м Сорокины переселились в частный дом, где живут и сейчас. «На тот момент у нас с Мишей было 23 ребенка, ждали с нетерпением, когда справим новоселье, — вспоминает Татьяна. — Как сейчас помню: детки-горошинки на саночках помогают перевозить вещи из пятиэтажки. Это случилось под Рождество — такое счастье для всех!»

С годами семья только разрасталось, супругам было все сложнее совмещать работу и воспитание. Самый тяжелое время — девяностые. «Дети нас сами как-то находили. В 1990-м приехал парень, сказал, что из Пскова и останется у нас. Оказалось, в детдоме ему купили билет и отправили сюда. Как тут откажешь? А через год на пороге нарисовались еще шестеро из того же приюта. Мы, конечно, получали пособия на детей, но не на всех. Тех, кто пришел сам, поднимали своими силами».

Дети, внуки, правнуки

Дети прибивались к ним даже там, где Сорокины и не ожидали. «Как-то поехали на пару недель в санаторий. Вышли прогуляться к стадиону. Видим, за нами наблюдают девочка и два мальчика. Как нам рассказала сопровождающая из комиссии по делам несовершеннолетних, в семье у них трагедия: мать посадили за убийство отца. Детей на время разбирательств отправили в больницу. Мы стали присматривать за ними. И так они сдружились с нашими, что не хотели расставаться. Выезжаем домой из санатория, а один из братьев бросается к машине, чуть под колеса не угодил. Его сестра плачет, просится ко мне на руки. А третий тихо в сторонке стоит. Вот что делать? Забрали, конечно».

Татьяна и Михаил воспитали более восьмидесяти детей. «Двое — родные. Двух девочек удочерили, четырех мальчишек усыновили. Остальные — просто под нашим присмотром. Не так давно решила посчитать, сколько у меня внуков. Выяснилось, пятьдесят четыре! И правнуки уже есть — десять».

© Фото из личного архива Татьяны Сорокиной

Татьяна с приемной дочерью и кровными детьми

Общий язык со всеми найти непросто, но Татьяне удается. «Живем спокойно, без ссор. Есть, конечно, «буйные» среди воспитанников. Один, например, во дворе подрался с парнем — тот назвал его «мразью детдомовской». Дал сдачи, но силу не рассчитал. Сразу на учет поставили. Есть мальчики, которые отсидели уже после того, как ушли от нас: один за угон, другой — за кражу. Оба — взрослые мужчины за тридцать. Теперь снова со мной: куда им податься после тюрьмы?»

За каждого она переживает как за родного: «У меня ведь и инвалиды, и с умственной отсталостью на попечении. Им сложно самостоятельно семьи строить. Я на все пойду, лишь бы они счастливы были. Роль свахи даже примерила на себя — неоднократно. Все, кого свела со второй половинкой, не жалуются. Некоторые уже больше двадцати лет вместе. В этом плане мы с Мишей хороший пример для детей: 44 года бок о бок».

В 2013-м главы семьи не стало. «Когда его хоронили, народу было… Все наши собрались, ребята гроб на руках несли. Пережили тяжело. Некоторые несовершеннолетние вообще подумали, что теперь я верну их обратно в приют».

© Фото из личного архива Татьяны Сорокиной

Татьяна с сыновьями

Сыновья и дочери, которые уже давно отделились, не забывают приемную мать, часто ее навещают. «Горжусь всеми. Девчонки — красавицы и умницы, стройные и высокие — березки! Мальчишки — сильные, здоровые — моя опора».

«Молодая мама»

Бюджет Сорокиных — около 100 тысяч в месяц. «Это моя пенсия и «зарплата» по уходу за детьми», — уточняет Татьяна. Половина денег уходит на еду и одежду, внушительная часть — на «коммуналку» и прочие бытовые расходы. Прилично бьют по карману и сезонные траты, например сборы в школу. Но получается откладывать и на отдых: сейчас семья собирается в Анапу.

Говоря об отпуске, Татьяна вспоминает о своей проблеме.

«Нам администрация в 2012-м подарила, как многодетной семье, автобус. Позже поменяли его на более вместительный. В 2015-м авария — остались ни с чем. Если что-то срочное, вожу детей на легковушке. Нам хотя бы хороший десятиместный — на море планируем, а до вокзала добраться не на чем».

Когда семья вернется из отпуска, их ждет очередное пополнение: Татьяна берет из детского дома девочку с синдромом Дауна. Остановится ли на этом — пока сама не уверена. «Какая из меня пенсионерка? Я молодая мама! Сил полно», — смеется Сорокина.

И призывает всех, у кого есть возможность, осчастливить детей, которые не знают, что такое родительский дом.

источник:

Бойтесь своих желаний — РТ на русском

Юлия Витязева

Журналист, публицист

Бойтесь своих желаний. Именно эту фразу Службе безопасности Украины следует отлить в граните и разместить над входом в своё главное управление. Хотя бы для того, чтобы, прежде чем озвучивать своё очередное анекдотичное решение, крепко подумать. В том числе и о возможных последствиях.

Также по теме


Шойгу рассказал об оснащении российской армии современным вооружением

Министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что российские вооружённые силы имеют самый высокий процент современного вооружения и…

Итак, вчерашнее утро началось не с кофе, а с новости о том, что СБУ «вызвала» для проведения следственных действий и предъявления обвинения министра обороны России Сергея Шойгу.

Разумеется, соцсети тут же отреагировали на это приличной порцией юмора, в красках расписав подробности «явки» Шойгу в Мариуполь. Однако каким бы абсурдным ни казалось украинское «приглашение», вероятность того, что оно будет принято, всё же есть. Однако, если Сергей Кужугетович и отправится на Украину, то отнюдь не для «задушевных» разговоров. 

Дело в том, что некоторые особо буйные украинские головы, начиная от бывшего главы СНБО Турчинова и заканчивая не совсем адекватными «военными экспертами», периодически поднимают вопрос о необходимости создания «грязной бомбы». Для перемоги над Россией, конечно же.

С учётом темпов деградации украинской государственности и метания властей этой страны, с которой не хотят возиться уже нигде, однозначно сбрасывать со счетов вероятность создания такого оружия нельзя. Тем более что потенциал для этого у Украины имеется. Но есть нюанс. А именно: если соседняя страна всё-таки попытается эту самую «грязную бомбу» применить, то этот день станет последним в истории её существования.

Если кратко, то использование «грязной» ядерной бомбы может привести к радиационному заражению почвы, воды, к очагам возникновения лучевой болезни на больших территориях. По сути это ядерный терроризм. Масштабы последствий которого можно сравнить с взрывом на Чернобыльской АЭС.

Не думаю, что той же Европе нравится перспектива, как и в 1986-м, опять следить за розой ветров и в качестве бонуса получить ещё и обвинение в спонсорстве терроризма. Ведь ни на одно из заявлений на данную тему, сделанное представителями Украины, она должным образом так и не отреагировала.

Поэтому в случае, если появятся хоть какие-то намёки на наличие у Украины такого «оружия», армия РФ таки явится, но не для дачи показаний.

И поверьте, никто из нынешних кураторов и спонсоров Украины возражать не станет.

Потому что, будучи в здравом уме, ни один западный политик не будет покрывать и поддерживать тех, кто создал и применил «грязную бомбу». Ибо никому не нужен прецедент, которым с азартом смогут воспользоваться и другие «борцы за всё хорошее против всего плохого».

Также по теме


На Украине предложили создать ядерные бомбы против России и Венгрии

Депутат Тернопольского горсовета от партии бывшего президента Украины Петра Порошенко «Солидарность» Тарас Билан призвал взорвать…

Более того! Решение украинского вопроса с огромной радостью и шумным вздохом облегчения будет отдано именно России. Потому что так уж исторически сложилось, что усмирять демонов, возникших при полном попустительстве Запада, приходится именно русским.

Так что визит делегации российского военного ведомства на Украину не кажется таким уж невероятным. И если некоторые горячие головы продолжат спекулировать угрозами и, не дай бог, перейдут от слов к каким-то конкретным действиям, то в этом случае визит Шойгу на Украину действительно состоится. Вот только его последствия понравятся не только лишь всем.

Кстати, те же самые люди, которые регулярно поднимают тему «грязной бомбы», в большинстве своём являются ещё и поклонниками Джохара Дудаева. Который в своё время (просто совпадение, да) тоже пытался запугать Россию подобным образом. Как закончил чеченский террорист — факт общеизвестный. Который, видимо, всё же необходимо периодически напоминать. Той же Службе безопасности Украины. Которая вместо того, чтобы регулярно выставлять себя на посмешище, лучше бы внимательно следила за ситуацией внутри страны. Ведь если эта самая бомба таки будет сделана, первыми и главными пострадавшими от её применения окажутся именно Украина и украинцы.

Которые, оказавшись один на один с разрушительными последствиями деятельности обезумевших фанатиков, будут умолять о том, чтобы их спасли. И не кто-нибудь, а именно русские. Во главе с тем, чьё имя сейчас значится в этой дурацкой повестке, которая так насмешила многих, но которая в случае неблагоприятного развития ситуации может оказаться пророческой.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Преступлений в США: ответы на ключевые вопросы

С первого дня своего президентства до своей кампании по переизбранию Дональд Трамп бьет тревогу по поводу преступности в Соединенных Штатах. В своей инаугурационной речи в 2017 году Трамп пообещал положить конец «американской бойне». В этом году он баллотировался на переизбрание, руководствуясь принципами «закона и порядка».

По мере того, как президентство Трампа подходит к концу, вот взгляд на то, что мы знаем — и не знаем — о преступности в США, на основе анализа данных федерального правительства и других источников, проведенного исследовательским центром Pew Research Center.

Преступность — постоянная тема для обсуждения в США. Мы провели этот анализ, чтобы узнать больше о моделях преступности в США и о том, как эти модели менялись с течением времени.

Анализ основан на статистических данных, опубликованных Федеральным бюро расследований (ФБР) и Статистическим управлением Министерства юстиции США (BJS). Статистические данные ФБР были доступны через Crime Data Explorer. Доступ к статистике BJS осуществлялся с помощью инструмента анализа данных Национального обзора по виктимизации.Информация о переходе федерального правительства на Национальную систему отчетности об инцидентах была получена из ФБР и BJS, а также из сообщений СМИ.

Чтобы измерить отношение общества к преступности в США, мы использовали данные опроса Gallup and Pew Research Center.

Сколько преступности в США?

Трудно сказать наверняка. Два основных источника правительственной статистики преступности — Федеральное бюро расследований (ФБР) и Бюро статистики юстиции (BJS) — рисуют неполную картину, хотя усилия по ее улучшению продолжаются.

ФБР ежегодно публикует данные о преступлениях, о которых было заявлено в полицию, но не о тех, о которых не сообщалось. ФБР также занимается в основном несколькими конкретными насильственными преступлениями и преступлениями против собственности, но не многими другими видами преступлений, такими как преступления, связанные с наркотиками. И хотя данные ФБР основаны на информации, которую оно получает от тысяч федеральных, государственных, окружных, городских и других полицейских управлений, не все агентства участвуют ежегодно. В 2019 году, самом последнем доступном году, ФБР получило данные примерно от восьми из десяти агентств.

BJS, со своей стороны, отслеживает преступность, проводя большой ежегодный опрос американцев в возрасте от 12 лет и старше и спрашивая их, были ли они жертвами преступления в течение последних шести месяцев. Одним из преимуществ этого подхода является то, что он охватывает как зарегистрированные, так и незарегистрированные преступления. Но у обзора BJS есть свои ограничения. Как и ФБР, он в основном занимается несколькими насильственными преступлениями и преступлениями против собственности, исключая другие виды преступлений. А поскольку данные BJS основаны на постфактумных интервью с потерпевшими, они не могут предоставить информацию об одном особенно громком виде преступления: убийстве.

Помимо всех этих предостережений, если посмотреть на статистику ФБР и BJS бок о бок, действительно ли дает исследователям хорошее представление об уровне насильственных преступлений и преступлений против собственности в США и о том, как они менялись с течением времени.

Какие виды преступлений наиболее и наименее распространены?

Преступления против собственности в США гораздо более распространены, чем насильственные преступления. В 2019 году ФБР сообщило о 2109,9 преступлений против собственности на 100000 человек по сравнению с 379,4 насильственных преступлений на 100000 человек.

Безусловно, наиболее распространенной формой имущественных преступлений в 2019 году было воровство / кража, за которыми следовали кражи со взломом и кражи транспортных средств. Среди насильственных преступлений наиболее распространенным преступлением было нападение при отягчающих обстоятельствах, за которым следовали грабеж, изнасилование и убийство / непредумышленное убийство по небрежности.

BJS отслеживает несколько иной набор преступлений, чем ФБР, но обнаруживает те же общие закономерности: кража является наиболее распространенной формой имущественных преступлений в 2019 году, а нападения — наиболее распространенной формой насильственных преступлений.

Как со временем изменился уровень преступности в США?

Данные ФБР и BJS показывают резкое снижение уровня насильственных преступлений и преступлений против собственности в США с начала 1990-х годов, когда преступность резко возросла в большей части страны.

По данным ФБР, уровень насильственных преступлений упал на 49% в период с 1993 по 2019 год, при этом значительно снизились показатели грабежей (-68%), убийств / непредумышленного убийства по небрежности (-47%) и нападений при отягчающих обстоятельствах (-43%). ). (Невозможно подсчитать изменение количества изнасилований за этот период, потому что ФБР пересмотрело свое определение преступления в 2013 году.) Между тем, уровень имущественных преступлений упал на 55%, при этом значительно снизились показатели краж со взломом (-69%), угонов автомобилей (-64%) и краж / краж (-49%).

Согласно статистике BJS, снижение уровня насильственных преступлений и преступлений против собственности даже более резкое, чем то, о котором сообщает ФБР. Согласно BJS, общий уровень насильственных преступлений упал на 74% в период с 1993 по 2019 год, в то время как уровень имущественных преступлений упал на 71%.

Как американцы воспринимают преступность в своей стране?

Американцы склонны полагать, что преступность растет, даже когда данные показывают, что она снижается.

В 20 из 24 опросов Gallup, проведенных с 1993 года, по крайней мере 60% взрослого населения США заявили, что в стране больше преступлений, чем годом ранее, несмотря на общую тенденцию к снижению национальных показателей насильственных преступлений и преступлений против собственности в течение большей части этого периода.

В то время как восприятие роста преступности на национальном уровне является обычным явлением, меньшее количество американцев считают, что преступность растет в их собственных сообществах. Во всех 23 опросах Gallup, которые включали этот вопрос с 1993 года, не более половины американцев заявили, что преступность выросла на в их районе на по сравнению с годом ранее.

В этом году разрыв между долей американцев, утверждающих, что преступность растет на национальном уровне, и долей тех, кто говорит, что она растет на местном уровне (78% против 38%), является самым большим, когда-либо зарегистрированным Институтом Гэллапа.

Отношение общества к преступности также различается в зависимости от партийной принадлежности американцев, расы и этнической принадлежности и других факторов. Например, в летнем опросе Pew Research Center 74% зарегистрированных избирателей, поддерживающих Трампа, заявили, что насильственные преступления были «очень важны» для их голосования на президентских выборах в этом году, по сравнению с гораздо меньшей долей сторонников Джо Байдена (46%). .

Чем отличается преступность в США по демографическим характеристикам?

Согласно BJS, существуют некоторые демографические различия в показателях виктимизации и правонарушений.

В своем опросе жертв преступлений 2019 года BJS обнаружил большие различия по возрасту и доходу, когда речь идет о том, чтобы стать жертвой насильственного преступления. Молодые люди и люди с более низким доходом гораздо чаще сообщали о жертвах, чем люди старшего возраста и с более высокими доходами. Например, уровень виктимизации среди людей с годовым доходом менее 25 000 долларов США более чем в два раза выше показателя среди лиц с доходом 50 000 долларов США и более.

Не было серьезных различий в уровне виктимизации между респондентами мужского и женского пола или между теми, кто идентифицировал себя как белые, черные или латиноамериканцы. Но уровень виктимизации среди американцев азиатского происхождения был значительно ниже, чем среди других расовых и этнических групп.

Когда дело доходит до тех, кто совершил преступление , то же исследование BJS спрашивает потерпевших о предполагаемых демографических характеристиках преступников в инцидентах, с которыми они столкнулись. В 2019 году на долю мужчин, молодых людей и чернокожих пришлось значительно большую долю предполагаемых правонарушителей в инцидентах с применением насилия, чем на их соответствующие доли в США.С. население. Однако, как и во всех опросах, существует несколько потенциальных источников ошибок, в том числе возможность неверного восприятия жертв преступлений.

Чем отличается преступность в США географически?

Есть большие различия в уровне насильственных преступлений и преступлений против собственности от штата к штату и от города к городу.

По данным ФБР, в 2019 году на 100000 жителей Аляски и Нью-Мексико приходилось более 800 насильственных преступлений, по сравнению с менее чем 200 на 100000 жителей в штатах Мэн и Нью-Гэмпшир.

Даже в городах одного размера в пределах одного штата уровень преступности может сильно различаться. В Окленде и Лонг-Бич, штат Калифорния, в 2019 году было сопоставимое население (434036 против 467 974), но уровень насильственных преступлений в Окленде более чем вдвое превышал уровень в Лонг-Бич. ФБР отмечает, что на уровень преступности в районе могут влиять различные факторы, включая плотность населения и экономические условия.

См. Также: Несмотря на недавнее насилие, Чикаго находится далеко от США.S. «столица убийств»

Какой процент преступлений сообщается в полицию и какой процент раскрывается?

О большинстве насильственных и имущественных преступлений в США не сообщается в полицию, и большинство преступлений, о которых сообщается , не раскрыты.

В своем ежегодном опросе BJS спрашивает жертв преступлений, сообщили ли они о преступлении в полицию или нет. В 2019 году властям было сообщено только о 40,9% насильственных преступлений и 32,5% преступлений, связанных с домашним имуществом.BJS отмечает, что существует множество причин, по которым о преступлении может не сообщаться, в том числе страх репрессалий или «неприятностей для правонарушителя», ощущение, что полиция «не будет или не сможет сделать что-нибудь, чтобы помочь», или убеждение, что преступление — это «личная проблема или слишком незначительная информация, чтобы сообщать о ней».

Между тем большинство преступлений, о которых сообщается в полицию, не раскрываются, по крайней мере, на основании показателя ФБР, известного как раскрываемость. Это доля дел, которые каждый год закрываются или «очищаются» в результате ареста, обвинения и направления подозреваемого для судебного преследования или в связи с «исключительными» обстоятельствами, такими как смерть подозреваемого или отказ жертвы сотрудничать с обвинение.В 2019 году полиция по всей стране раскрыла 45,5% насильственных преступлений, о которых им сообщили, и 17,2% преступлений против собственности, которые привлекли их внимание.

Как процент преступлений, о которых сообщается в полицию, так и процент раскрытых преступлений, оставались относительно стабильными на протяжении десятилетий.

О каких преступлениях, скорее всего, сообщат в полицию, а какие будут раскрыты?

В 2019 году в полицию поступило сообщение о восьми из десяти угонов автотранспортных средств (79,5%), что на сегодняшний день является наиболее часто регистрируемым преступлением против собственности, отслеживаемым BJS.Было зарегистрировано около половины (48,5%) краж со взломом и незаконного проникновения в дом, а также 30% личных краж / хищений и 26,8% домашних краж.

Среди насильственных преступлений о нападении при отягчающих обстоятельствах чаще всего сообщалось в правоохранительные органы (52,1%). За ним последовали грабеж (46,6%), простое нападение (37,9%) и изнасилование / сексуальное насилие (33,9%).

Список преступлений , раскрытых полицией в 2019 году, отличается от списка раскрытых преступлений. По данным ФБР, у сотрудников правоохранительных органов было гораздо больше шансов раскрыть насильственные преступления, чем преступления против собственности.

Наиболее часто раскрываемым насильственным преступлением является убийство. В прошлом году полиция раскрыла около шести из десяти убийств и непреднамеренных убийств (61,4%). Уровень раскрытия был ниже в случае нападения при отягчающих обстоятельствах (52,3%), изнасилования (32,9%) и грабежа (30,5%).

Что касается преступлений против собственности, правоохранительные органы раскрыли 18,4% случаев хищений / краж, 14,1% краж со взломом и 13,8% угонов автотранспортных средств.

Делает ли правительство что-нибудь, чтобы улучшить статистику преступности?

Да.ФБР давно осознало ограничения своей нынешней системы сбора данных и планирует полностью перейти на более комплексную систему начиная с 2021 года.

Новая система, известная как Национальная система отчетности об инцидентах (NIBRS), будет предоставлять информацию о гораздо большем количестве преступлений, а также такие детали, как время суток, местонахождение и типы задействованного оружия, если применимо. Он также предоставит демографические данные, такие как возраст, пол, раса и этническая принадлежность жертв, известных преступников и арестованных.

Один из ключевых вопросов, стоящих перед переходом, заключается в том, сколько отделений полиции будут участвовать в новой системе, которая разрабатывалась десятилетиями. В 2019 году, последнем доступном году, NIBRS получил данные о насильственных преступлениях и преступлениях против собственности от 46% правоохранительных органов, охватывающих 44% населения США в том году. Некоторые исследователи предупреждают, что переход к новой системе может оставить важные пробелы в данных, если больше правоохранительных органов не предоставят запрашиваемую информацию в ФБР.

Джон Грамлих — старший писатель / редактор исследовательского центра Pew Research Center.

Жестокое поведение детей и подростков

Насильственное поведение у детей и подростков

№ 55; Декабрь 2015

Большое беспокойство вызывают случаи насильственного поведения среди детей и подростков. Родители, учителя и другие взрослые должны внимательно понять этот сложный и тревожный вопрос.

Дети дошкольного возраста могут проявлять агрессивное поведение. Родители и другие взрослые, которые наблюдают такое поведение, могут быть обеспокоены, однако они часто надеются, что маленький ребенок «вырастет из этого». К агрессивному поведению ребенка в любом возрасте всегда нужно относиться серьезно. Это не должно быть быстро сброшено со счетов, как «всего лишь фаза, через которую они проходят!»

Диапазон агрессивного поведения

Насильственное поведение у детей и подростков может включать широкий спектр форм поведения: вспышки гнева, физическая агрессия, драки, угрозы или попытки причинить вред другим (включая мысли о желании убить других), использование оружия, жестокость по отношению к животным, огонь установка, умышленное уничтожение имущества и вандализм.

Факторы, повышающие риск агрессивного поведения

Многочисленные исследования пришли к выводу, что сложное взаимодействие или сочетание факторов приводит к повышенному риску агрессивного поведения у детей и подростков. Эти факторы включают:

  • Предыдущее агрессивное или агрессивное поведение
  • Быть жертвой физического и / или сексуального насилия
  • Подверженность насилию дома и / или в обществе
  • Быть жертвой издевательств
  • Генетические (семейные) факторы
  • Воздействие насилия в средствах массовой информации (телевидение, фильмы и т. Д.))
  • Употребление наркотиков и / или алкоголя
  • Наличие в доме огнестрельного оружия
  • Сочетание стрессовых социально-экономических факторов семьи (бедность, тяжелые лишения, разрыв брака, одиночное воспитание, безработица, потеря поддержки со стороны расширенной семьи)
  • Повреждение мозга при черепно-мозговой травме

Каковы «предупреждающие признаки» агрессивного поведения детей?

Дети с несколькими факторами риска и демонстрируют следующее поведение , которое следует тщательно оценить:

  • Сильный гнев
  • Частые выходы из себя или взрывы
  • Крайняя раздражительность
  • Чрезвычайная импульсивность
  • Легко разочароваться

Родители и учителя должны быть осторожны, чтобы не преуменьшать такое поведение у детей.

Что делать, если ребенок проявляет агрессивное поведение?

Когда речь идет о родителе или другом взрослом, они должны немедленно организовать всестороннюю оценку у квалифицированного специалиста по психическому здоровью. Часто может помочь раннее лечение у профессионала. Цели лечения обычно направлены на то, чтобы помочь ребенку: научиться контролировать свой гнев; выражать гнев и разочарование соответствующим образом; нести ответственность за свои действия; и прими последствия.Кроме того, необходимо решать семейные конфликты, школьные проблемы и общественные проблемы.

Может ли что-нибудь предотвратить агрессивное поведение детей?

Исследования показали, что многие виды агрессивного поведения можно уменьшить или даже предотвратить, если значительно уменьшить или устранить указанные выше факторы риска. Самое главное, усилия должны быть направлены на резкое снижение подверженности детей и подростков насилию дома, в обществе и через средства массовой информации.Ясно, что насилие ведет к насилию.

Кроме того, следующие стратегии могут уменьшить или предотвратить агрессивное поведение:

  • Предупреждение жестокого обращения с детьми (использование таких программ, как обучение родителей, программы поддержки семьи и т. Д.)
  • Программы полового воспитания и воспитания подростков
  • Программы раннего выявления и вмешательства для подростков, склонных к насилию
  • Наблюдение за тем, как ребенок смотрит сцены насилия во время экранного времени, включая Интернет, планшеты, смартфоны, телевидение, видео и фильмы.

Насильственное поведение детей и подростков

Обзор темы

Насилие вызывает больше травм и смертей у детей, подростков и молодых людей, чем инфекционные заболевания, рак или врожденные дефекты.

Нет единого объяснения насилию со стороны молодежи. Многие вещи вызывают агрессивное поведение у детей. Чем больше этих вещей присутствует в жизни ребенка, тем больше вероятность того, что он или она совершит акт насилия. Поведение будет меняться в зависимости от возраста и пола ребенка.Агрессивное поведение может быть направлено против родителей, других детей, друзей или других членов семьи.

Насильственные преступления включают нападение, изнасилование и грабеж. Большинство насильственных преступлений происходит между друзьями или знакомыми или в семьях.

Каковы признаки агрессивного поведения?

Важно осознавать изменения поведения. Люди обычно намекают, что они рассматривают возможность насилия по отношению к другим людям, например:

  • Говоря о насилии, особенно о насилии, направленном против конкретных людей или групп людей, таких как студенческие группы или места, такие как школы, церкви или правительство здания.
  • Говорить, писать или рисовать о смерти и насилии.
  • Наличие необъяснимых изменений настроения.
  • Каждый день испытывать сильный гнев или выходить из себя.
  • Часто драки.
  • Действует агрессивно по отношению к другим. Сюда могут входить:
    • Животные, причиняющие боль.
    • Дразнить или дразнить других, называя их именами, высмеивая их или угрожая им.
    • Телефонные звонки с угрозами.
  • Следуя за другим человеком или преследуя его.
  • Повреждение или вандализм собственности другого человека.
  • Употребление алкоголя, наркотиков или табака.
  • рискованное поведение, например превышение скорости, вождение в нетрезвом виде или рискованное сексуальное поведение.
  • Ношение или разговор об оружии, особенно огнестрельном.
  • Покупка или разговор о других средствах, таких как яды, которые могут убить или причинить вред другим.
  • Не брать на себя ответственность за свои действия или заявлять, что эти действия оправданы из-за того, как с ним или с ней обращались.

Возможность подросткового насилия также увеличивается, если в поведении подростка в течение нескольких недель или месяцев присутствуют следующие факторы:

  • Агрессивное или агрессивное поведение
  • Употребление наркотиков или алкоголя
  • Проводить больше времени, слушая музыку о насилии или смотреть жестокие шоу по телевизору, видео или в Интернете
  • Членство в банде или сильное желание стать частью банды
  • Доступ к огнестрельному оружию или другому жестокому оружию или увлечение им
  • Регулярные угрозы другим людям
  • Уход от друзей, семьи и обычно приятных занятий
  • Страх перед другими людьми (паранойя)
  • Ощущение отвержения, одиночества или неуважения
  • Постоянная жертва издевательств
  • Плохая успеваемость или посещаемость в школе
  • Частые проблемы с авторитетными фигурами

Что делать, если вас беспокоит чье-то поведение?

Если вы обнаружите у кого-то признаки агрессивного поведения, вы можете предпринять следующие шаги.Не рассчитывайте, что кто-то другой справится с ситуацией. Принятие мер и сообщение тому, кто может помочь, могут предотвратить вред себе и другим. Это также защитит другого подростка с потенциально агрессивным поведением от ошибки, которая повлияет на всю его жизнь.

  • Не проводите время с людьми, которые показывают предупреждающие знаки. Расскажите о своих проблемах тому, кому вы доверяете и уважаете, например члену семьи, психологу или учителю, и попросите о помощи.
  • Если вы боитесь стать жертвой насилия, попросите кого-нибудь из авторитетных лиц помочь вам.
    • Не прибегайте к насилию и не используйте оружие, чтобы защитить себя.
    • Не пытайтесь справиться с ситуацией самостоятельно. Попросить помощи.
    • Разработайте план безопасности, который поможет вам в потенциально опасной ситуации.

Как справиться со своим гневом, не прибегая к насилию?

  • Поговори с кем-нибудь. Найдите надежного друга или взрослого, который поможет вам один на один, если вы боитесь поговорить или если вы не можете подобрать правильные слова, чтобы описать то, через что вы проходите.
  • Успокойся. Постарайтесь выразить критику, разочарование, гнев или недовольство, не теряя самообладания и не ссорясь. Спросите себя, является ли ваш ответ безопасным и разумным.
  • Послушайте. Старайтесь слушать и отвечать, не расстраиваясь, когда кто-то говорит вам то, что вы, возможно, не хотите слышать. Не реагируйте слишком остро; попытайтесь увидеть точку зрения другого человека.
  • Ищите решения. Решите свои проблемы с кем-то другим, ища различные решения и компромиссы.

Как родители могут помочь подросткам?

Родители могут помочь защитить подростков от ситуаций насилия следующими способами:

  • Участвовать в жизни подростка.
  • Узнайте, что нравится вашему подростку и как он проводит свободное время.
  • Знайте, с кем ваш подросток проводит время.
    • Узнайте, как ваш подросток может избежать небезопасных ситуаций и не тусоваться с проблемными подростками.
    • Поговорите со своим подростком о влиянии группы на его или ее жизнь.Сверстники сильно влияют на поведение подростка.
    • Максимально защитите своего подростка от агрессивных СМИ. Молодые люди, которые часто наблюдают за этим насилием, могут прийти к выводу, что такое поведение — это нормально. Это может повысить вероятность того, что они сами прибегнут к насилию. Это также может привести к кошмарам, агрессии или страху причинения вреда.
  • Не поощряйте физическое насилие. Помогите подростку найти способы разрешить конфликт, не прибегая к насилию.
    • Конфликт в ролевой игре.Позвольте подростку определить, какой стиль ему больше подходит. Ролевые способы помочь подростку уйти от ссор.
    • Будьте положительным образцом для подражания. Используйте ненасильственные способы разрешения конфликта в вашем доме. Подумайте о том, как вы и ваш коллега-родитель конфликтуете с подростком по каждому адресу. Поговорите вместе, чтобы убедиться, что ваши подходы к конфликту являются твердыми, справедливыми и последовательными. Пусть ваш подросток увидит, как вы разрешаете разногласия, обсуждая проблему, а не физически или словесно нападая на другого человека.Подростки, ставшие свидетелями насилия в своем доме или общине, с большей вероятностью выберут насильственные средства для разрешения конфликта.
  • Уберите из дома пистолеты и другое жестокое оружие.
    • Запирание орудия отдельно от снарядов может помочь предотвратить доступ, но это не надежно.
  • Поощряйте вашего подростка к участию в организованных спортивных, музыкальных, развлекательных или служебных мероприятиях.
    • Спорт дает подросткам чувство мастерства и способствует формированию положительной самооценки.
    • Быть частью команды — это здоровый способ высвободить энергию.
    • Организованные занятия спортом и другие развлекательные мероприятия служат подросткам хорошими образцами для подражания.
  • Расскажите подростку о здоровых и нездоровых отношениях. Злоупотребления при свиданиях распространены среди подростков. Жестокое обращение может быть словесным, эмоциональным, психологическим, сексуальным или физическим. Это может произойти лично, через компьютер или по телефону. Объясните, что заботливый партнер не сделает с кем-то чего-то, что вызывает страх, снижает самооценку или причиняет травму.Попросите подростка поговорить с вами или другим доверенным лицом, если он или она обеспокоены насилием. Попросите вашего подростка держать под рукой бесплатный номер телефона Национальной горячей линии помощи при свиданиях для подростков (1-866-311-9474). Для получения дополнительной информации см. Тему «Домашнее насилие» или посетите сайт www.loveisrespect.com.
  • Не поощряйте употребление алкоголя и наркотиков. Подростки, употребляющие алкоголь или наркотики, более склонны к насилию. Поговорите со своим подростком о том, что делать, если он или она находится в ситуации, когда употребляются алкоголь или наркотики.
  • Будьте положительным примером для подражания. Все остальные взрослые в доме и другие члены семьи также могут быть хорошими образцами для подражания.
    • По возможности используйте меры безопасности, например пристегивайте ремень безопасности.
    • Спокойно и непринужденно реагируйте на трудные ситуации. Не кричите и не обзывайтесь.
    • Следите за своим употреблением алкоголя или наркотиков.
      • Не позволяйте подростку думать, что вам нужно выпить, чтобы развлечься.
      • Никогда не пейте за руль.
  • Обратите внимание на восприятие вашего подростка. Подростки, которые считают мир суровым, воспринимают безобидные ситуации как враждебные и рассматривают людей как жертв или хулиганов, часто более склонны к насилию. Если это относится к вашему ребенку, поговорите с ним или с ней о том, что вас беспокоит.
  • Обратитесь за помощью. Поговорите со специалистом в области здравоохранения или лицензированным консультантом, если вы считаете, что вашему подростку может потребоваться помощь в разрешении конфликта.

Кредиты

Текущий по состоянию на:
23 сентября 2020 г.

Автор: Healthwise Staff
Медицинский обзор:
Уильям Х.Блахд младший, доктор медицины, FACEP — неотложная медицина
Кэтлин Ромито — семейная медицина
Луи Пеллегрино, доктор медицины — педиатрия развития

На момент: 23 сентября 2020 г.

Автор:
Здоровый персонал

Медицинский обзор: Уильям Х. Блахд младший, доктор медицины, FACEP — неотложная медицина и Кэтлин Ромито, доктор медицины — семейная медицина, Луи Пеллегрино, доктор медицины — педиатрия развития

Насилие и психические заболевания: обзор

Мировая психиатрия.2003 июн; 2 (2): 121–124.

HEATHER STUART

1 Департамент общественного здравоохранения и эпидемиологии,
Abramsky Hall, Королевский университет, Кингстон, Онтарио, K7L 3N6, Канада

1 Департамент общественного здравоохранения и эпидемиологии,
Abramsky Hall, Королевский университет, Кингстон, Онтарио, K7L 3N6, Канада

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

В этой статье оценивается взаимосвязь психических заболеваний и насилия
задаю три вопроса: склонны ли психически больные к насилию? Психически больные
с повышенным риском насилия? Общественность в опасности? Психические расстройства
ни необходимых, ни достаточных причин насилия.Основные детерминанты
насилие по-прежнему является социально-демографическим и экономическим факторами. Вещество
жестокое обращение является основным фактором, определяющим насилие, и это верно независимо от того, происходит ли оно
в контексте сопутствующего психического заболевания или нет. Следовательно, раннее выявление
и лечение проблем со злоупотреблением психоактивными веществами, и большее внимание к диагностике
и лечение сопутствующих расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, среди серьезно психически больных.
больные, могут быть потенциальными стратегиями предотвращения насилия. Представители общественности
преувеличивают силу связи между психическим заболеванием и
насилие и их личный риск.Наконец, слишком мало известно о
социальные контекстуальные детерминанты насилия, но исследования подтверждают эту точку зрения
психически больные чаще становятся жертвами, чем виновниками насилия.

Ключевые слова: Психические заболевания и насилие, стигма, предотвращение насилия, виктимизация

Бывают ли психически больные насилием? Они более жестокие, чем люди без
психическое заболевание? Несут ли они угрозу общественной безопасности? Эти вопросы создали
как научные, так и общественные дебаты вокруг отношений
насилие над психическим заболеванием.

Если не указано иное, «насилие» относится к актам физического насилия.
против других, поскольку они вызывают наибольший страх у общественности и
основные детерминанты социальной стигмы и дискриминации. Термин «ментальный»
болезнь ‘будет зарезервирована для расстройств, не связанных с психоактивными веществами, обычно серьезных
психические заболевания, такие как шизофрения или депрессия. Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ
и одновременное злоупотребление психоактивными веществами будут определены и обсуждены как отдельные
факторы риска.

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ МЕНТАЛЬНО БОЛЬНЫМ НАСИЛИЕМ?

Со временем, похоже, произошло постепенное сближение умственных
болезни и насилие в повседневной клинической практике.Из ранних заявлений
отрицая способность специалистов в области психического здоровья предсказывать насилие,
многие специалисты в области психического здоровья проявляют растущую готовность
для прогнозирования агрессивного поведения и управления им. С появлением актуарного риска
инструменты оценки, оценки риска насилия все чаще продвигаются как основные
навыки психического здоровья: ожидаемые от практикующих психиатров, оцениваются в судах
закона и исправительных учреждений, а также ключевые аспекты социально ответственного
клиническое ведение (1,2).

Многие психиатры, особенно работающие в отделениях неотложной или неотложной помощи
обстановке, сообщите о прямом опыте насильственного поведения среди мысленно
больной. Например, в Канаде, где уровень насилия среди населения относительно низок.
в большинстве других стран большинство психиатров занимаются
управление и лечение насильственного поведения, и 50% сообщают о том, что
хотя бы один раз подвергся нападению со стороны пациента (3).
Однако клинический опыт насилия не отражает
поведение большинства душевнобольных.Социальные изменения в практике
психиатрии, особенно повсеместное принятие стандарта опасности
для законодательства о гражданских обязательствах означает, что только лица с наибольшим риском
насилия получают лечение в отделениях неотложной помощи.

Фактически, серьезное ограничение клинических объяснений насильственных и разрушительных
поведение — это их сосредоточенность на атрибутах психического заболевания и психических расстройствах.
плохо, исключая социальные и контекстные факторы, которые взаимодействуют, чтобы произвести
насилие в клинических условиях.Даже в лечебных учреждениях с аналогичной клинической
смесь и острота, уровни агрессивного поведения, как известно, сильно различаются,
указание на то, что психическое заболевание не является достаточной причиной возникновения
насилия (4). Исследования, в которых изучались
антецеденты агрессивных инцидентов в стационарах выявляют
что у большинства инцидентов есть важные социальные / структурные предпосылки
например, атмосфера в палате, отсутствие клинического руководства, переполненность, ограничения в палате,
отсутствие активности или плохо структурированные переходы между видами деятельности (4-6).

Общественность не менее привыкла «испытывать» насилие среди
психически больной, хотя эти переживания в основном косвенные, через кино
изображения безумных убийц или драмы из реальной жизни, разыгрываемые с тревожными
частота в ночных новостях. Действительно, глобальный охват новостей гарантирует, что
зрители будут сидеть на диете из реального насилия, связанного с
психическое заболевание. Общественность больше всего боится насилия, которое носит случайный, бессмысленный и бессмысленный характер.
непредсказуемо, и они связывают это с психическим заболеванием.Действительно, они
более уверенно знать, что кто-то был зарезан во время ограбления, чем
зарезан психотическим мужчиной (7).
В серии исследований, охватывающих несколько реальных событий в Германии, Ангермейер
и Матчингер (8) показали, что
стремление общества к сохранению социальной дистанции от психически больных усилилось.
заметно после каждой публичной атаки, никогда не возвращаясь к исходным значениям.
Кроме того, эти инциденты соответствовали увеличению общественного мнения.
психически больных как непредсказуемых и опасных.

В некоторых странах, например в США, общественное мнение стало
довольно изощренно. Общественность по-разному оценивает риск насилия в зависимости от
в диагностической группе, с рейтингами, которые в целом соответствуют существующим
результаты исследований. Например, Pescosolido et al (9)
опросили американскую общественность (N = 1444), используя стандартизированные виньетки для оценки
их взгляды на психическое заболевание и подходы к лечению. Респонденты оценили
следующие группы как очень или несколько склонные к совершению каких-либо насильственных действий
другим: лекарственная зависимость (87.3%), алкогольная зависимость (70,9%), шизофрения
(60,9%), большая депрессия (33,3%) и беспокойство (16,8%). Хотя вероятность
насилия повсеместно переоценена, респонденты правильно оценили содержание
нарушители среди групп самого высокого риска. Точно так же они значительно переоценили
риск насилия среди шизофрении и депрессии, но правильно идентифицированный
это среди групп с более низким рейтингом.

Общественное мнение о связи между психическим заболеванием и насилием
центральное место в стигме и дискриминации, поскольку люди с большей вероятностью потворствуют
принудительные действия в суд и принудительное лечение, когда речь идет о насилии (9).Кроме того, презумпция насилия может
также служат оправданием для запугивания и иного преследования мысленно
плохо (10). Высокий уровень виктимизации
среди душевнобольных были отмечены, хотя это часто остается незамеченным
клиницистами и не зарегистрированными в истории болезни. В исследовании текущего
виктимизация среди стационарных пациентов, например, 63% тех, у кого есть партнер по свиданию
сообщили о физических жертвах в прошлом году. На четверть насилие
был серьезным, включая удары, удары кулаками, удушье, избиение или
угрожали ножом или пистолетом.Сорок шесть процентов тех, кто жил с
члены семьи сообщили, что в прошлом году подвергались физическим преследованиям, и
39% серьезно так. Три четверти тех, кто сообщил о насилии во время свиданий
партнер отомстил, как и 59% тех, кто сообщил о насилии со стороны члена семьи
(11). Кроме того, многие люди с
серьезные психические заболевания бедны и живут в опасных и бедных кварталах
где они подвергаются более высокому риску стать жертвой. Недавнее исследование криминального
виктимизация лиц с тяжелыми психическими заболеваниями показала, что 8.2% были
преступников стали жертвами в течение четырех месяцев, что намного превышает годовой
уровень насильственной виктимизации 3,1 для населения в целом (12). История преследований и издевательств может предрасполагать
психически больные резко реагируют на провокации (13).

ПОВЫШАЮТСЯ ЛИ ПСИХИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ РИСКА НАСИЛИЯ?

Ученые меньше интересуются возникновением единичных актов насилия
среди людей с психическим заболеванием, и больше интересуется,
я совершаю акты насилия с большей частотой или жестокостью, чем их
не психически больные коллеги.Поэтому вопрос о том, является ли мысленно
риск насилия для больных выше среднего.
дебаты.

Трудно сделать окончательные заявления, и это в равной степени возможно.
найти недавнюю литературу, подтверждающую выводы о том, что психически больные
не более насильственные, они как насильственные,
или они на более агрессивны, чем их нементально больные коллеги на
(14). До 1980 г. преобладала точка зрения
заключалось в том, что душевнобольных больше не было, и они часто реже проявляли насилие.Преступность и насилие у психически больных были связаны с одним и тем же криминогенным действием.
факторы, которые, как считается, определяют преступность и насилие в ком-либо еще: такие факторы
как пол, возраст, бедность или злоупотребление психоактивными веществами. Любое повышение уровня преступности
или насилие среди психически больных образцов было приписано превышению этих
факторы. Когда они контролировались статистически, ставки часто уравнивались.
Однако, хотя основными факторами риска насилия по-прежнему остаются молодые годы,
мужчина, холост или с более низким социально-экономическим статусом, несколько недавних исследований
сообщили о скромной связи между психическим заболеванием и насилием, даже
когда эти элементы находятся под контролем (1-2,7,13-16).

Из-за серьезных методологических проблем, с которыми сталкиваются исследователи
в этой области природа этой ассоциации остается неясной. Например,
насилие было трудно измерить напрямую, поэтому исследователи
часто полагались на официальную документацию или неподтвержденные отчеты. В
было продемонстрировано, что распространенность насилия резко различается в зависимости от
по источнику (17). Большинство образцов имеют
не были репрезентативными для всех психически больных людей, а только для тех
с самым высоким риском стать опасным, например, госпитализированные
или арестован.Дизайн исследований не всегда исключает людей с предшествующим
история насилия (главный предиктор насилия в будущем), контролируемая в течение
сопутствующее злоупотребление психоактивными веществами или четко определенная последовательность событий,
тем самым ослабляя любые возможные причинные аргументы (14).

Исследование Макартура по оценке риска насилия, недавно завершившееся в
Соединенные Штаты (1,18,19) сделали
согласованные усилия для решения этих проблем, поэтому он выделяется как самый сложный
попытка на сегодняшний день распутать эти сложные взаимосвязи.Потому что они
собрали обширные данные последующего наблюдения для большой когорты субъектов (N = 1136),
временная последовательность важных событий ясна. Потому что они использовали несколько
меры насилия, включая самоотчет пациентов, они свели к минимуму
информационная предвзятость, характеризующая прошлую работу. Инновационное использование одного и того же соседа
объекты сравнения устраняют путаницу из-за широкого влияния окружающей среды
такие как социально-демографические или экономические факторы, которые могут иметь преувеличенные различия
в прошлых исследованиях.

В этом исследовании распространенность насилия среди лиц с серьезными психическими расстройствами.
расстройство, которое не злоупотребляло психоактивными веществами, было неотличимо от их не-вещества
злоупотребление территориальным контролем. Число одновременных злоупотреблений психоактивными веществами увеличилось вдвое
риск насилия. У больных шизофренией встречаемость
насилие в течение года (14,8%), по сравнению с людьми с биполярным расстройством
расстройство (22,0%) или большая депрессия (28,5%). Заблуждения не были связаны
с насилием, даже заблуждениями «контроль над угрозами», которые вызывают у отдельного человека
думать, что кто-то хочет причинить им вред или что кто-то может контролировать их
мысли.Предыдущие перекрестные исследования, проведенные в США.
(20,21)
а Израиль (22,23) связал заблуждения по поводу контроля над угрозой с усилением
риск насилия.

Важность злоупотребления психоактивными веществами как фактора риска насилия была
хорошо сформулированы в других исследованиях. Следовательно, это может выделяться как один
надежных клинических результатов в этой области (24-28). Злоупотребление психоактивными веществами в контексте приема лекарств
несоблюдение — это особенно изменчивая комбинация, а также плохое понимание
может быть фактором (25).

РИСКУ ЛИ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ?

Важно помнить, что как серьезное насилие, так и серьезное
психические расстройства — редкие явления. Поэтому сложно судить о практическом
важность результатов, которые могут свидетельствовать о повышенном риске насилия среди выборок
психически больных, поскольку они мало говорят нам об общественном риске.

Один из способов решения этой проблемы — спросить, кто является наиболее вероятной целью
насилия со стороны психически больных: представители широкой общественности или члены
их близких личных сетей? Последние исследования показывают, что насильственные
инциденты среди людей с серьезными психическими расстройствами вызваны условиями
их социальной жизни, а также по характеру и качеству их ближайших социальных
взаимодействия (29).В Макартуре
Исследование по оценке риска насилия (1),
например, наиболее вероятными объектами насилия были члены семьи или друзья
(87%), а насилие обычно происходило дома. Выписанные пациенты
реже нацелены на совершенно незнакомых людей (10,7%) по сравнению с их сообществом
контроль (22,2%). Аналогичным образом, в исследовании социальной сети, за которым следили 169 человек
с серьезным психическим расстройством старше тридцати месяцев (30),
насилие чаще всего возникало в семье, когда отношения характеризовались
взаимной угрозой, враждебностью и финансовой зависимостью; когда был диагноз
шизофрении с одновременным злоупотреблением психоактивными веществами; и при амбулаторном психиатрическом
услуги здравоохранения использовались нечасто.Из более чем 3000 участников социальных сетей
Изучено, что только 1,5% когда-либо подвергались насилию или угрозам.

Связанный с этим вопрос задает вопрос, в какой степени психически больные
общая распространенность насилия в общине. Используя данные эпидемиологического
В исследованиях водосбора, проведенных в Соединенных Штатах, Суонсон (31) сообщил о рисках, связанных с популяциями, для самооценок.
физическое насилие. Приписываемый риск относится к общему влиянию фактора
об уровне насилия среди населения.Для людей с серьезным психическим
расстройства, относимый риск населения составил 4,3%, что указывает на то, что насилие
в сообществе можно было бы сократить менее чем на пять процентов, если бы серьезные умственные
расстройства можно было устранить. Риск, приписываемый населению
с расстройством, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, составляло 34%, а для лиц с сопутствующим психическим расстройством
болезни и токсикомания — 5%. Следовательно, по этим оценкам,
насилие в обществе можно было бы снизить только на 10%, если бы оба основных психических
устранены расстройства и коморбидные расстройства.Однако насилие могло
можно сократить более чем на треть, если будут устранены расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами.

Используя аналогичный подход, в канадском исследовании спросили, какая доля насильственных
преступления, связанные с арестом и задержанием полицией, могут быть приписаны людям
с психическим расстройством. Они опросили 1151 недавно задержанных уголовных преступников.
представляющих всех лиц, содержащихся под стражей в географически определенном районе.
Три процента насильственных преступлений в этой выборке были связаны с
людям с серьезными психическими расстройствами, такими как шизофрения или депрессия.Еще семь процентов были отнесены на счет правонарушителей с основным веществом
расстройства злоупотребления. Следовательно, если серьезное психическое заболевание и расстройство психоактивных веществ
можно исключить из этой популяции, доля насильственных преступлений
упадет примерно на 10% (32).

ВЫВОДЫ

Этот краткий обзор подтверждает несколько общих выводов. Первый,
психические расстройства не являются ни необходимой, ни достаточной причиной насилия.
Основными детерминантами насилия по-прежнему являются социально-демографические и социально-экономические.
такие факторы, как молодость, мужской пол и более низкий социально-экономический статус.

Во-вторых, представители общественности, несомненно, преувеличивают силу
взаимосвязи между серьезными психическими расстройствами и насилием, а также
их личный риск из-за тяжелого психического заболевания. Это гораздо более вероятно
что люди с серьезным психическим заболеванием станут жертвами насилия.

В-третьих, злоупотребление психоактивными веществами является основным фактором, определяющим насилие и
это правда, происходит ли это в контексте сопутствующего психического заболевания
или нет. Люди с психическими расстройствами вносят основной вклад в жизнь общества.
насилие, на долю которого, возможно, приходится до трети случаев насилия, о которых сообщают сами
действиями, и семь из каждых 10 преступлений насилия среди психически больных
правонарушители.

Наконец, в прошлом слишком много исследований было сосредоточено на людях с психическими расстройствами.
болезнь, а не характер социального обмена, который привел к
насилие. Следовательно, мы знаем о природе гораздо меньше, чем следовало бы.
этих отношений и контекстуальных детерминант насилия, и многие
меньше, чем следовало бы, о возможностях первичной профилактики (30). Тем не менее, современная литература поддерживает раннее выявление
и лечение проблем со злоупотреблением психоактивными веществами, и большее внимание к диагностике
и лечение сопутствующих расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, среди серьезно психически больных.
ill как потенциальные стратегии предотвращения насилия (25).

Ссылки

1. Монахан Дж. Стедман HJ. Сильвер Е и др. Оценка риска: исследование психических расстройств и насилия Макартура. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2001. [Google Scholar] 2. Mullen PE. Переоценка связи между психическим расстройством и насильственными
поведение и его значение для клинической практики. Aust N Zeal J Psychiatry. 1997; 31: 3–11. [PubMed] [Google Scholar] 3. Бурже Д. эль-Гебали Н. Аткинсон MJ. Оценка и лечение агрессивных пациентов. CPA Bull. 2002; 34: 25–27.[Google Scholar] 4. Кац П. Киркланд FR. Насилие и социальная структура в палатах психиатрических больниц. Психиатрия. 1990; 53: 262–277. [PubMed] [Google Scholar] 5. Шеперд М. Лавендер Т. Анализ агрессии в контексте: исследование контекстной
факторы, влияющие на частоту агрессивных инцидентов в психиатрической больнице. J Ment Hlth. 1999; 8: 159–170. [Google Scholar] 6. Пауэлл Г. Каан В. Кроу М. Какие события предшествуют инцидентам с применением насилия в психиатрических больницах? Br J Psychiatry. 1994; 165: 107–112. [PubMed] [Google Scholar] 7.Марзук П. Насилие, преступность и психические заболевания. Насколько сильна ссылка? Arch Gen Psychiatry. 1996. 53: 481–486. [PubMed] [Google Scholar] 8. Ангермейер MC. Матчингер Х. Жестокие нападения на общественных деятелей со стороны лиц, страдающих
психические расстройства. Их влияние на социальную дистанцию ​​по отношению к мысленно
больной. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 1995; 245: 159–164. [PubMed] [Google Scholar] 9. Pescosolido BA. Монахан Дж. Линк Б.Г. и соавт. Общественное мнение о компетентности, опасности и необходимости
для правового принуждения лиц с проблемами психического здоровья.Am J Public Hlth. 1999; 89: 1339–1345. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Кэмпбелл Дж. Принимая во внимание проблему: помещая насилие в контекст. Hosp Commun Psychiatry. 1994; 45: 633. [PubMed] [Google Scholar] 11. Cascardi M. Mueser KT. DeGiralomo J, et al. Физическая агрессия против психиатрических стационаров со стороны семьи
члены и партнеры. Psychiatr Serv. 1996; 47: 531–533. [PubMed] [Google Scholar] 12. Хидай В.А. Swartz MS. Swanson JW, et al. Преступная виктимизация лиц с тяжелыми психическими заболеваниями. Psychiatr Serv.1999; 50: 62–68. [PubMed] [Google Scholar] 13. Хидай В.А. Социальный контекст психических заболеваний и насилия. J Hlth Soc Behav. 1995. 36: 122–137. [PubMed] [Google Scholar] 14. Уэссели С. Насилие и психоз. В: Томпсон С., Коуэн П., редакторы. Насилие. Фундаментальная и клиническая наука. Оксфорд: Баттерворт / Хайнеманн; 1993. С. 119–134. [Google Scholar] 15. Ссылка Б. Стюев А. Доказательства психического заболевания как возможной причины насильственных действий.
поведение. Epidemiol Rev.1995; 17: 172–181. [PubMed] [Google Scholar] 16.Noffsinger SG. Резник П.Дж. Насилие и психические заболевания. Curr Opin Psychiatry. 1999; 12: 683–687. [Google Scholar] 17. Суонсон Дж. Борум Р. Шварц М. и др. Насильственное поведение, предшествующее госпитализации, среди лиц с
тяжелое психическое заболевание. Закон Hum Behav. 1999; 23: 185–204. [PubMed] [Google Scholar] 18. Эпплбаум PS. Роббинс ПК. Монахан Дж. Насилие и заблуждения: данные из журнала MacArthur Violence Risk
Оценочное исследование. Am J Psychiatry. 2000. 157: 566–572. [PubMed] [Google Scholar] 19. Steadman HJ. Mulvy EP.Монахан Дж. И др. Насилие со стороны людей, выписанных из психиатрического стационара.
объектами и другими лицами в тех же районах. Arch Gen Psychiatry. 1998; 55: 393–404. [PubMed] [Google Scholar] 20. Ссылка BG. Эндрюс Х. Каллен Ф. Пересмотр насильственного и незаконного поведения психически больных. Am Sociol Rev.1992; 57: 275–292. [Google Scholar] 21. Ссылка BG. Стюев А. Психотические симптомы и жестокое / незаконное поведение психических
пациентов по сравнению с контрольной группой сообщества. В: Monahan J, Steadman HJ, редакторы.Насилие и психические расстройства: изменения в оценке риска. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1994. С. 137–159. [Google Scholar] 22. Ссылка BG. Стюев А. Фелан Дж. Психотические симптомы и агрессивное поведение: исследование компонентов
симптомов «угроза / контроль над контролем». Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1998; 33: S55 – S60. [PubMed] [Google Scholar] 23. Ссылка BG. Monahan J. Stueve A, et al. Реальные в своих последствиях: социологический подход к пониманию
связь между психотическими симптомами и насилием.Am Sociol Rev.1999; 64: 316–322. [Google Scholar] 24. Суонсон Дж. Борум Р. Шварц М. и др. Психотические симптомы и расстройства и риск агрессивного поведения
в обществе. Преступное поведение Ment Hlth. 1996; 6: 317–338. [Google Scholar] 25. Swartz MS. Swanson JW. Хидай В.А. и др. Насилие и тяжелые психические заболевания: действие вещества
злоупотребление и несоблюдение приема лекарств. Am J Psychiatry. 1998. 155: 226–231. [PubMed] [Google Scholar] 26. Тиихонен Дж. Исоханни М. Расанен П. и др. Специфические серьезные психические расстройства и преступность: 26 лет
проспективное исследование когорты родившихся в Северной Финляндии 1966 года.Am J Psychiatry. 1997; 154: 840–845. [PubMed] [Google Scholar] 27. Mullen PE. Берджесс П. Уолас С. и др. Общественная забота и уголовное преступление при шизофрении. Ланцет. 2000; 355: 614–617. [PubMed] [Google Scholar] 28. Арсено Л. Моффитт Т. Каспи А. и др. Психические расстройства и насилие в общей когорте рожденных: результаты
из исследования Данидина. Arch Gen Psychiatry. 2000; 57: 979–986. [PubMed] [Google Scholar] 29. Суонсон Дж. Шварц М. Эстрофф С. и др. Психиатрические нарушения, социальные контакты и агрессивное поведение:
данные исследования амбулаторных больных с тяжелыми психическими расстройствами.Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1998; 33: S86 – S94. [PubMed] [Google Scholar] 30. Estroff SE. Swanson JW. Lachicotte WS и др. Риск пересмотрен: объекты насилия в социальных сетях
людей с серьезными психическими расстройствами. Социальная психиатрия Psychiatr Epidemiol. 1998; 33: S95 – S101. [PubMed] [Google Scholar] 31. Swanson JW. Психическое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами и насилие в обществе:
эпидемиологический подход. В: Monahan J, Steadman HJ, редакторы. Насилие и психические расстройства: изменения в оценке риска.Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1994. С. 101–136. [Google Scholar] 32. Стюарт Х. Арболеда-Флорес Дж. Взгляд общественного здравоохранения на насильственные преступления среди людей
с психическим заболеванием. Psychiatr Serv. 2001; 52: 654–659. [PubMed] [Google Scholar]

Предсказание агрессивного поведения и классификация преступников, совершивших насильственные преступления | Понимание и предотвращение насилия, Том 4: Последствия и контроль

Маркиз К.Х. и П. Эбенер 1981 Качество самоотчетов заключенных: ошибки при аресте и осуждении .Санта-Моника, Калифорния: Корпорация РЭНД.

McConaughy, S.H., T.M. Ахенбах и К. Gent 1988 Многоосное эмпирическое обследование: родители, учитель, наблюдения, когнитивные и личностные корреляты профилей поведения детей для мальчиков 6-11 лет. Журнал аномальной детской психологии 11: 485-509.

McCord, W., and J. McCord, с И.К. Золя 1959 Истоки преступности . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Mead, G.H. 1934 Разум, Я и общество .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Мегарджи, Э. 1977 Система классификации несовершеннолетних правонарушителей мужского пола на основе MMPI. Стр. 35-60 в р. Кейл, изд., Психическое здоровье осужденного, пациента и заключенного . Роли: Департамент исправительных учреждений Северной Каролины.

Э.И. Мегарджи и М.Дж. Бон 1979 г. Классификация преступного поведения . Парк Ньюбери, Калифорния: Публикации Сейджа.

Megargee, E.I., M.J. Bohn, J.L. Carbonell 1988 Перекрестная проверка и проверка общности системы классификации правонарушителей на основе MMPI.Неопубликованная рукопись, Университет штата Флорида, Таллахасси.

Мензис Р. и К. Вебстер 1989 Психическое расстройство и тяжкие преступления. В Н. Вайнер и М. Вольфганг, ред. Пути к преступному насилию . Парк Ньюбери, Калифорния: Публикации Сейджа.

Мензис Р., К. Вебстер и Д. Сепаяк 1985 Размеры опасности. Закон и поведение человека 9 (1): 49-70.

Mercy, J.A., and P.W. О’Кэрролл 1988 Новые направления в предсказании насилия: арена общественного здравоохранения. Насилие и жертвы 3 (4): 285-302.

Милнер, Дж. 1980 Инвентаризация потенциально жестокого обращения с детьми: Учебное пособие . Вебстер, Северная Каролина: Psytec Corporation.

1989 Дополнительная перекрестная проверка реестра потенциального жестокого обращения с детьми. Психологическая оценка: Консультационный журнал и клиническая психология 1: 219-223.

Милнер, Дж. С. и Р. Уимберли, 1979 г. Опись лиц, совершающих насилие над детьми. Журнал клинической психологии 35: 95-100.

1980 Предсказание и объяснение жестокого обращения с детьми. Журнал клинической психологии 35: 875-884.

Милнер, Дж., Р. Голд и Р. Уимберли 1986 Прогнозирование и объяснение жестокого обращения с детьми: перекрестная проверка

Заблуждение, лежащее в основе ужесточения наказаний за «насильственные» преступления

Верно и обратное: некоторые ненасильственных преступлений, возможно, более отвратительны, чем преступления, классифицируемые как насильственные, и их виновные представляют большую опасность. Например, финансовые мошенники часто атакуют пожилых людей. Тем не менее, мошенничество часто преследуется как ненасильственное преступление, а это означает, что оно обычно приводит к более коротким срокам наказания.

В новой книге «Образец насилия» Дэвид Алан Склански, профессор права из Стэнфорда, отмечает, что классификация преступлений как насильственных или ненасильственных — это недавний и особенно американский феномен. Он утверждает, что это ложная дихотомия, которая способствовала разжиганию и поддержанию массовых тюремных заключений и продолжает сдерживать усилия по реформе уголовного правосудия.

Я говорил со Склански о том, как наше ошибочное понимание насильственных преступлений формирует плохую государственную политику. Наш разговор отредактирован для большей ясности.

Распространено мнение, что насильственные преступления — самые тяжкие и что те, кто их совершает, заслуживают наименьшего сочувствия. Откуда взялось это различие?

До начала 1960-х годов почти никто не рассматривал насильственные преступления как отдельную категорию, что не означает, что людей не беспокоят убийства, изнасилования или нападения.Это означает, что люди не думали, что категория насильственных преступлений в целом является разумным способом разделить мир преступной деятельности и отличить действительно серьезные преступления от преступлений, которые не так уж плохи. Но начиная с 1960-х годов федеральные законы и законы штатов начали использовать категорию насильственных преступлений, чтобы ужесточить наказания для людей, которые были наиболее серьезными преступниками.

Это действительно набирало обороты в 1980-х, когда наступил поворот против войны с наркотиками. Либералы обнаружили, что наиболее удобный способ отстаивать более мягкое обращение с правонарушителями, связанными с наркотиками, — это отличать их от жестоких правонарушителей.Таким образом, в то время, когда война с наркотиками начала сходить на нет в 1980-х, мы видим такие вещи, как три закона о забастовках и ряд других законодательных нововведений, которые налагают особые наказания и особые ограничения на «жестоких преступников».

Мы все еще живем с этим. Например, во время пандемии, когда все признали, что тюрьмы и тюрьмы являются переносчиками болезни, и что с точки зрения общественного здравоохранения, не говоря уже о гуманитарной, имело смысл попытаться сократить популяции раковых клеток.Многие губернаторы, как демократы, так и республиканцы, подводили черту к насильственным преступлениям и заявляли: «Мы не собираемся освобождать жестоких преступников».

Harvard University Press

В книге вы упоминаете, что американцы, особенно белые американцы, склонны верить, что «белые люди совершают преступления», в то время как черные люди, особенно мужчины, являются «преступниками». Как расизм повлиял на наше отношение к насилию в законе?

Помимо вопроса о том, является ли насилие отдельной категорией, система уголовного правосудия находится под сильным влиянием идей о природе насилия: имеет ли оно тенденцию возникать в результате обстоятельств или имеет тенденцию быть результатом основной природы преступников.

Я думаю, что эта точка зрения — что насилие выражает характер человека, а не отражает обстоятельства, в которых он оказался, — имеет тенденцию быть сильно расовым. В частности, белые американцы более склонны рассматривать насильственное преступное деяние как проявление основного характера преступника, а не как ситуацию, в которой преступник оказался, особенно когда это молодой негр. И мы очень далеко ушли в американском уголовном праве, рассматривая насилие как проявление личности преступника.Вот почему у нас есть законы, которые гласят, например, что если вы совершили два тяжких преступления, мы будем относиться к вам как к профессиональному преступнику, совершившему насильственные действия, и посадим вас в тюрьму на десятилетия или даже на всю жизнь.

Насилие очень свободно определяется законом, и определение варьируется от штата к штату. Если нет широкого согласия относительно того, что считается насильственным, как может случиться так, что насильственные преступления обязательно требуют более суровых наказаний, чем ненасильственные?

Есть много вещей, которые классифицируются как насильственные преступления, даже если они не связаны с тем, что большинство людей считают насилием.Кража со взломом — самая большая категория. В некоторых штатах вам просто нужно носить с собой оружие или имитацию оружия во время кражи со взломом. В других штатах вам просто нужно совершить кражу со взломом ночью или это должно быть кража со взломом дома. Но чего никогда не требуется, так это того, чтобы грабитель действительно напал на кого-либо или физически угрожал ему во время взлома.

В каждом штате есть свой список преступлений с применением насилия. Луизиана, например, классифицирует кражу кошелька как насилие; в большинстве других штатов этого не делают.Есть штаты, в которых кража квалифицируется как тяжкое преступление.

Всегда будет давление, чтобы рассматривать какое-либо преступление как насильственное, если мы думаем, что оно действительно серьезно. Таким образом, границами того, что считается насильственным преступлением, в конечном итоге манипулируют, чтобы соответствовать тому, что законодатели в конкретный момент думают, следует рассматривать как очень серьезное преступление. Проблема в том, что мы не используем термин «серьезный»; мы используем термин «насильственный». В результате, когда люди говорят о насильственных преступлениях, легко забыть, что это юридический термин искусства, и что мы не обязательно говорим о преступлениях, которые на самом деле являются насильственными.

Каким образом это различие между насильственными и ненасильственными правонарушителями сдерживает более широкие усилия по реформе уголовного правосудия?

Двумя способами. Прежде всего, это означает, что значительная и растущая доля людей, вовлеченных в систему уголовного правосудия, не имеет права на какие-либо реформы, которые мы проводим. Сегодня у нас есть целый ряд специальных законодательных мер для людей, осужденных за насильственные преступления, которые включают не только более длительные сроки заключения, но и исключение из программ по устранению нарушений, судов по наркотикам, судов для ветеранов и судов по психическому здоровью.А также исключение их из программ, которые позволяют им [голосовать] после отбытия наказания.

И он поддерживает ошибочный, упрощенный образ мыслей о преступных преступлениях.

Великая дилемма уголовного права — это противоречие между двумя интуициями, которые мы все чувствуем. С одной стороны, это интуиция, позволяющая понять людей, которые сделали что-то не так, чтобы попытаться выяснить, что заставило их сделать это, — инстинкт, говорящий: «Вот, по милости Божьей, идите я.«С другой стороны, мы также чувствуем противоположную тягу, тягу, которая говорит нам, что когда люди сделали что-то не так, они должны нести ответственность, потому что люди являются моральными агентами. И есть соблазн думать, что вы могли бы избежать этого напряжения, если бы вы могли просто разделить мир преступников на две груды: тех, кто по сути своей является человеческими существами, которых можно искупить, и тех, кто заслуживает сочувствия и понимания, и тех, кто является злодеями и чьи суждения нужно осудить.

Проблема в том, что это не две отдельные категории.В реальном мире люди, которые подлежат искуплению, совершают действительно плохие поступки, которые требуют осуждения. И мысль о том, что мы можем разделить мир на две кучки, не только означает, что мы оставляем большую группу людей, охваченных системой уголовного правосудия, вне системы реформ, это также означает, что мы обманываем себя и не противостоим сложные дилеммы уголовного права.

Вы столкнулись с этим, когда работали прокурором в Министерстве юстиции под руководством тогдашнего генерального прокурора Джанет Рино.У нее была теория, что есть преступники, которых можно искупить, а есть еще и так называемые «плохие злодеи».

Прежде всего я должен сказать, что мне невероятно повезло, что я работал на Джанет Рино. Она была прекрасным государственным служащим, прекрасным прокурором. Я думаю, что она была мудрой и милосердной, именно из тех людей, которых вы хотели бы возглавить в Министерстве юстиции США. Сказав это, я действительно помню, как она говорила нам, что нам нужно отличать людей, которые пошли не так и нуждались в помощи, от «плохих злодеев», которых нужно запереть и выбросить ключ.

Она провела это различие как часть аргумента в пользу снисхождения к группе подсудимых, которые не были «плохими злодеями». Но в то время я нашел это пугающим и ошибочным, потому что мне казалось, что обвиняемые по уголовным делам не разделяют это четко. Мир преступных деяний полон людей, которые совершали очень плохие поступки, но для которых не характерны худшие поступки, которые они совершили. Думать, что вы можете упростить это, просто спросив, имеете ли вы дело с человеком, которого можно выкупить, или с «плохим злодеем», — это трагическая ошибка.


С Абдаллахом Файядом можно связаться по адресу [email protected] Следуйте за ним в Twitter @abdallah_fayyad.

Как на самом деле проводит время полиция?

Какая доля работы полиции отводится на борьбу с насильственными преступлениями? Возможно, не так много, как вы думаете. Горстка городов размещает в Интернете данные, показывающие, как их полицейские управления проводят свое время. Доля, посвященная расследованию насильственных преступлений, очень мала, около 4 процентов.

Это может иметь отношение к новым разговорам о роли правоохранительных органов, которые возникли после смерти Джорджа Флойда под стражей в полиции и последовавших за этим общенациональных протестов.Например, говорилось о «разделении» полиции — перераспределении некоторых из их обязанностей, а также части их финансирования путем найма большего количества других видов работников для помощи бездомным или психически больным, передозировкам наркотиков, несовершеннолетним. проблемы с дорожным движением и подобные неудобства.

Рассмотрим «обращения в службу поддержки». Их можно определить как вызовы операторам экстренных служб, 911, сигналы тревоги, полицейское радио и неэкстренные вызовы. В основном они начинаются с звонков граждан, но также включают инциденты, инициированные сотрудниками полиции.

Обращения за обслуживанием не включают время, потраченное на расследование происшествий; тренировки; административные обязанности; и занятость вне службы. Как таковые, они не являются идеальным отражением того, как сотрудники полиции проводят все свое время, но они дают хорошее представление о том, как полицейские управления взаимодействуют с общественностью.

Определить, что составляет насильственное преступление, может быть сложно, потому что некоторые агентства не проводят различий между нападениями при отягчающих обстоятельствах (обычно считающимися насильственными преступлениями) и простыми нападениями (нападение без телесных повреждений, которое обычно не считается насильственным преступлением) в своих общедоступных требует сервисных данных.

ФБР. Определение насильственных преступлений в Едином отчете о преступности более узкое, чем часто более широкие определения штатов. Для этого анализа мы использовали определение Uniform Crime Report — убийство, грабеж, изнасилование и нападение при отягчающих обстоятельствах — чтобы выделить меры реагирования только на самые серьезные насильственные преступления. Мы нашли 10 агентств с общедоступными данными о звонках на обслуживание, как показано в таблице ниже. Серьезные насильственные преступления составили около 1 процента всех случаев обращения в эти агентства в этом году.

Относительно незначительные инциденты, такие как реагирование на дорожное движение и прочие не криминальные жалобы, составляют гораздо большую долю обращений за услугами в большинстве этих городов. В Сиэтле, например, реагирование на дорожно-транспортные происшествия и правоприменительные меры составляют более 15 процентов всех обращений за обслуживанием в 2020 году, в то время как 15 процентов инцидентов в Новом Орлеане попадают в категорию «другие жалобы».

Конечно, реагирование на место убийства занимает гораздо больше времени, чем обращение с сигнализацией о взломе, поэтому количество эпизодов само по себе не показывает, сколько времени агентство тратит на реагирование на насильственные преступления.К счастью, некоторые агентства предоставляют информацию о том, сколько времени офицеры тратят на то или иное происшествие.

Хотя данные о том, сколько времени конкретный офицер проводит на месте происшествия, отсутствуют, обобщенный результат может быть получен путем вычитания времени, в течение которого инцидент считается «закрытым», либо из того, когда офицер был впервые направлен, либо когда о происшествии впервые было сообщено . Инциденты без известного времени начала и закрытия не учитывались, равно как и обращения в службу поддержки для обычных патрульных операций, таких как проверки местности и предприятий.

В Новом Орлеане офицеры потратили 4 процента своего времени в этом году, отвечая на призывы к совершению серьезных насильственных преступлений. Насилие с применением огнестрельного оружия заняло еще меньшую долю: 0,7 процента времени уходит на реагирование на убийства и несмертельные случаи стрельбы. Звонки о насилии в семье, которые не являются насильственными преступлениями, занимают 7,3 процента рабочего времени сотрудников полиции, в то время как примерно треть времени уходит на ответы на звонки, касающиеся жалоб, дорожно-транспортных происшествий и нарушений, не связанных с уголовным преступлением.

Подобные образцы имеют место в округе Монтгомери в Мэриленде и Сакраменто.В этом году в округе Монтгомери офицеры тратили 4,1 процента своего времени, отвечая на призывы к совершению насильственных преступлений, в том числе 0,1 процента на убийства. Офицеры в Сакраменто тратили 3,7 процента своего времени на реагирование на серьезные насильственные преступления и 0,1 процента на убийства и нападения с применением огнестрельного оружия.

Related Post

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *